"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Июнь » 17 » История
06:05
История
Моджахеды Афганистана
в 1980 — 1989 годах: тактика действий
Валерий Кузьмин

...В Афганистане развернулась партизанская война. 

 
Вооруженные отряды правительственной оппозиции, независимо от принадлежности, видели в советских войсках оккупантов с Севера, рассматривали их как своих кровных врагов. Руководители оппозиции учитывали религиозность населения, прочность кровных уз, историко-боевые традиции и определенную подготовленность значительной части афганцев, особенно пуштунов, к ведению партизанской войны. Все это давало основание для провозглашения джихада. «В страну вошли иноверцы с оружием. Исламу угрожают не только безбожное кабульское руководство, но и неверные чужеземцы», — подобные лозунги стали появляться на улицах и в общественных местах, что не могло не отразиться в умах и сердцах глубоко религиозных людей. 

В первые месяцы 1980 г. оппозиция действовала против советских войск достаточно крупными силами. Однако, потерпев поражение в районах Файзабада, Таликана, Кундуза, Джелалабада, ее руководители изменили стратегическую линию. Они считали, что с учетом физико-географических условий, исторических традиций, наконец, своих потенциальных возможностей основным видом вооруженной борьбы должна стать повсеместная активная оборона силами небольших по численности отрядов и групп. Именно они, действуя партизанскими методами, могли бы наносить ощутимый урон противнику, распыляя его силы, уничтожая важные военные, экономические и административные объекты. 

Вот отдельные выдержки из Инструкции, которой пользовались моджахеды в Афганистане: 

«…Цель партизанской войны — это оказание народом страны сопротивления противнику, оккупирующему его территорию. 

Партизанские группы подрывными действиями заставляют противника охранять себя с помощью большого количества сил и тратить их средства бесцельно. На охваченной партизанской войной территории надо действовать так, чтобы противник не мог свободно ходить по ней без оружия, чтобы его все время преследовало чувство страха. 

Основные объекты действий партизан: 

1. Уничтожение личного состава армии и полиции в местах их дислокации. 

2. Диверсии на автомобильных и железных дорогах по затруднению использования их силами противника. 

3. Захват или уничтожение линий телефонной связи (воздушной и подземной), центральных узлов связи и радиостанций. 

4. Диверсии против энергетических сетей и электростанций. 

5. Нападение и разгром (уничтожение) центрального штаба противника. 

6. Уничтожение, захват транспортных средств (военных и обычных). 

7. Уничтожение связных и агентов противника. 

Если отдельные лица обеспечивают свои потребности путем приобретения всего необходимого в магазинах, на складах, за счет своего хозяйства, то жизнь партизана связана с борьбой. Все свои нужды они обеспечивают в борьбе и за счет врага. 

Надо хорошо помнить, что неорганизованная масса в борьбе против войсковых подразделений терпела и будет терпеть поражения, поэтому нужна строгая организация действий партизанских групп. 

Партизанские группы при всех своих действиях должны советоваться между собой, согласовывать свои действия, прислушиваться к рекомендациям, советам старших, опытных руководителей. 

В партизанской борьбе необходимо использовать военнослужащих, которые служили в различных родах войск и имеют соответствующие специальности. 

В длительной партизанской войне партизанами должны защищаться различные выступления народа, иначе они (эти выступления) потерпят поражение, а партизанские группы не найдут поддержки у народа и также потерпят поражение. 

Партизанская борьба будет иметь успех, если постоянно или временно удерживать захваченную территорию в своих руках или контролировать определенные районы страны. 

Освобожденную или находящуюся под контролем партизан территорию необходимо удерживать до тех пор, пока противник не сконцентрировал значительные силы, способные нанести серьезные потери партизанам. Надо помнить, что упорно держаться за эту территорию никогда не надо, так как эта территория по законам партизанской войны не остается постоянной. 

Временная защита освобожденной территории осуществляется отдельными группами партизан, одновременно в различных районах этой территории. Численность этих групп может быть различна и зависит от обстановки, наличия своих сил и средств. Действия многочисленных групп по защите освобожденной территории заставляют противника рассредоточивать свои силы, а это очень важно в партизанской войне. В таких условиях противник вынужден распылять свои силы, действовать также небольшими подразделениями, создавать многочисленные гарнизоны. 

Отдельные группы партизан, выполняющие задачи по временной защите освобожденной территории, в открытый бой с противником не вступают, операций против противника не проводят. При наступлении противника, не вступая в бой, отходят, сохраняя свои силы и средства. 

Местное население, которое поддерживает и содействует действиям партизан, должно воздерживаться от самостоятельных выступлений, ибо это может привести только к его поражению. 

Особенно трудно действовать партизанам в зимний период, поэтому следует заблаговременно вести подготовку к зиме, создавать необходимые запасы материально-технических средств, одежды, обуви, продуктов питания из расчета обеспечения всего личного состава партизанских формирований. 

При концентрации значительных сил для действий против партизанской группы противник будет использовать (снимать с постоянных мест дислокации) свои небольшие подразделения и отдельные посты. Эти обстоятельства партизанами должны быть использованы для встречи и работы со связниками, ведения разведки, ликвидации разведывательной и осведомительной сети врага в районе операции, используя пути, которые ранее прикрывались небольшими подразделениями и постами врага… 

В партизанской войне, действиях отдельных партизанских групп должны эффективно использоваться военнослужащие различных специальностей, а также работники связи и автомобильных дорог, электростанций и электросетей. 

Очень валено использовать военнослужащих, имеющих саперную и минно-взрывную подготовку. Они нужны для подготовки и проведения диверсионных действий против различных объектов. 

Обычные военнослужащие могут быть использованы в качестве связных между группами сопротивления и для участия в осуществлении подрывных действий… 

Народные массы страны — это защитники партизан. Необходимо поддерживать с народом постоянную связь и активно его защищать. 

Партизанским группам следует установить контакт с местным населением и использовать его в целях борьбы, убеждая людей, что партизаны ведут борьбу за их освобождение. 

Если враг будет у населения расспрашивать о партизанах, то люди должны отвечать: «Я не видел», «Я не слышал», «Я не знаю». Поддержка народа — это залог успехов партизан, это противоборство врагу. 

Осуществляя сотрудничество с массами, надо помнить, что среди них могут найтись предатели, осведомители врага, которые могут легко согласиться на «сотрудничество» с партизанами и одновременно работать на врага, т.е. против партизан. Поэтому надо чтобы активные помощники партизан среди населения знали этих людей и могли своевременно предупредить партизанские группы о появлении подразделений и патрулей врага. 

Работу с массами следует осуществлять двумя путями. Первый путь — это открытая связь с населением, второй — тайная связь. Тайная связь (работа) должна предусматривать: 

— ведение незаметного наблюдения за пособниками врага путем закрепления для этого активистов из населения или специально подготовленных лиц из числа партизан; 

— внедрение своего агента в массы и в ряды врага; 

— сбор данных, документов и вещей; 

— скрытное (тайное) размещение раненых и больных среди населения; 

— сохранение в секрете мест хранения вооружения и имущества партизан; 

— действие агентов и разведчиков партизан под видом простых людей, одетых в одежду и обувь, характерную для данной местности; 

— распространение газет, листовок, воззваний среди народа. Открытые формы связи: 

— сбор людей (населения) для разъяснения задач борьбы, привлечение их на свою сторону для содействия в борьбе; 

— оказание помощи раненым, размещение их среди населения; 

— проведение захоронений убитых; 

— подготовка препятствий на дорогах, путях движения врага; 

— повреждение линий связи врага; 

— подготовка населения к совместным действиям с партизанами по отпору врагу, затруднению его действий (завалы и т.п.), осуществление эвакуации. 

Особое внимание при комплектовании партизанской группы за счет населения — сторонников движения — необходимо уделять обеспечению безопасности. Нужно менять и тактику действий. Готовясь к отпору врагу, следует делать так, чтобы партизанская группа уходила с частью людей из местного населения и оставляла доверенных лиц. Эти люди должны внешне оставаться теми, кем были, заниматься своими обычными делами… 

Для успешных действий партизанская группа должна вырабатывать целеустремленные, простые тактические планы, чтобы при их реализации можно было достичь значительных успехов. Например, силами двух опытных подрывников можно взорвать хранилище боеприпасов или взрывчатки. Крупные успехи достигаются мелкими группами по разрушению мостов на автомобильных дорогах. Действуя небольшими силами, противнику наносится ощутимый удар. 
 
…Партизаны должны незаметно для противника отойти и занять новую выгодную позицию, скрыться в укрытых местах (тайниках). Когда враги решат, что партизаны ушли, они вновь могут занять свои старые позиции. 

…Наиболее опасным для партизан является воздушное наблюдение врага (с вертолетов и самолетов), особенно на открытой местности, хорошо просматриваемой с воздуха. Никогда нельзя оставаться на такой местности две ночи подряд, так как оно может быть уже замечено врагом. Никогда местом ночевки не может быть место, где группа находилась днем и наоборот. 

Группы партизан, расположенные на открытой местности, должны проявлять величайшую осторожность и бдительность. Командиры обязаны предупредить бойцов о запрещении свободного передвижения в районе расположения, ухода за пределы его. Для каждого партизана надо выбрать позицию на случай отражения нападения противника. В случае атаки врага каждый должен быстро занять свою позицию и отражать огнем нападение противника. 

Партизанские группы, расположенные для отдыха в одном районе, должны установить между собой связь и постоянно ее поддерживать. 

Для создания препятствий для движения противника по дорогам, тропам, нанесения ему поражения используются мины. Наиболее эффективно можно использовать шариковые мины, они менее капризны и более удобны в установке… 

Удобно использовать противотанковые мины, которые устанавливаются в грунт и хорошо маскируются под него. Вся работа по установке одной такой мины займет не более 10 мин. Взрыв такой мины на значительное время задержит продвижение врага. Единственное, надо учитывать, что эти мины могут взорваться от ног своих партизан при их установке и во время действий в этом районе. 

…Засада организуется следующим образом. Одна группа располагается для действий по моторной части автомобиля, другая для действий сзади или с бортов. При приближении автомобиля (автобуса) нужно внезапно напасть на водителя, используя духовое оружие (пистолет или винтовку). Духовое оружие не дает шума, а это очень важно, и не убивает водителя, так как свинцовый заряд не имеет убойной силы. После поражения из такого оружия водителя и его помощника необходимо быстро сблизиться с ними и, используя холодное оружие, завершить дело, немедленно овладеть рулем. Водителей молено выбросить, имеющееся оружие положить в кабину, ногу на газ и быстро следовать к месту, где расположена основная группа. 

Для того чтобы обезопасить действия засады, партизанская группа должна обеспечить наблюдение за дорогой, с тем чтобы своевременно предупредить об опасности, появлении других машин. 

После захвата автомобиля он в сопровождении партизан укрывается в тайнике. При столкновении с противником отход группы засады обеспечивается группой прикрытия. 

Личный состав засады, высылаемый из центра расположения партизанской группы, разделяется на подгруппы: наблюдение спереди и сзади участка действий засады; нападения; прикрытия. 

Партизаны, как правило, должны наносить внезапные удары врагу. Для подготовки таких нападений нужна тщательная предварительная разведка, более полное знание состава противника, его расположения, позиций…» 

Стратегическая установка на партизанскую войну просуществовала до середины восьмидесятых годов, когда под давлением США и Пакистана лидеры оппозиции попытались объединиться, чтобы координировать свои действия, но личное соперничество, борьба между ними за распределение средств, национально-этнические разногласия продолжались. Объединения усилий в классическом варианте не произошло. В то же время избранная стратегия позволяла отрядам вооруженной оппозиции контролировать практически всю территорию Афганистана, сковывая действия Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ), вынуждала советское командование распылять силы и более половины войск задействовать для охраны объектов и коммуникаций. 

Это подтверждает фраза из доклада начальника Генерального штаба ВС СССР маршала С.Ф.Ахромеева на заседании Политбюро ЦК КПСС по афганской проблеме, состоявшемся 13 ноября 1986 г. Реагируя на критику, маршал отвечал: «В этой стране нет ни единого кусочка земли, который бы не занимал советский солдат. Тем не менее большая часть территории находится у мятежников… Нет ни одной военной задачи, которая ставилась бы, но не решалась, а результата нет». К сожалению, это политическое заявление не отражало истинной картины, разве что в части того, что практически вся территория находилась под контролем «мятежников»… 

В течение 10 лет отряды так называемой вооруженной оппозиции, которые всегда многократно превосходили правительственные силы, не имели постоянного состава. Не было и четкой организационно-штатной структуры вооруженных формирований. Низшим звеном являлась боевая группа, в состав которой входило от 15 до 20 человек. Группы объединялись в отряды, которые являлись основной тактической единицей сил вооруженной оппозиции. В зависимости от обстановки отряд мог насчитывать 150-200 человек. В 1984 — 1985 гг. появились так называемые «исламские полки» или «дивизии», которые по структуре и организации мало отличались от обычных армейских частей и соединений. Многие из них существовали лишь номинально. Созданные по родоплеменному и территориальному признаку и лишенные достаточной материальной базы, они, по сути, оставались на уровне прежних отрядов. 

Наряду с «полками» в некоторых районах Афганистана создавались отдельные партизанские батальоны. В 1987 г. военным комитетом штаб-квартиры Исламской партии Афганистана был разработан план создания маневренных полков на уровне отдельных провинций. 

Вся территория страны, с учетом их важности в антиправительственной деятельности, была условно поделена на зоны. Имелись зоны, откуда отряды (группы) оппозиции проводили вылазки и налеты. Были зоны, в которых моджахеды «растворялись» среди мирного населения и действовали скрытно. Существовали правительственные зоны, куда иррегулярные формирования проникали тайно только для выполнения конкретной задачи в течение непродолжительного времени. 

В зависимости от численности, вооружения, уровня подготовки иррегулярные формирования могли выполнять различные боевые задачи. 

Боевые группы, располагаясь обычно в кишлаках, совершали диверсии на близлежащих коммуникациях — подрывали мосты, трубопроводы. Они минировали дороги, нападали на малочисленные войсковые гарнизоны, административные здания с целью уничтожения и психологического воздействия. Легкое вооружение обеспечивало группам большую маневренность, позволяло осуществлять оперативный выход из боя и отход в случае встречи с превосходящими силами. 

Во внутренних провинциях действовали небольшие группы оперативного назначения в составе 8-10 человек, укомплектованные в основном молодыми, физически развитыми мужчинами, прошедшими подготовку в учебных центрах за рубежом в течение 3-6 месяцев. Группы предназначались для диверсий и террористических акций, в открытые боевые действия они обычно не вступали. 

Отряд, как правило, дислоцировался в одном месте (крепости) или же рассредоточивался по 1-2 человека в домах жителей нескольких кишлаков. По составу сил и средств он был способен вести самостоятельные боевые действия или входить в более крупное формирование. Иногда на отряд возлагалась задача по проводке караванов через контролируемую территорию. 

Многие отряды и группы могли быстро «растворяться» среди местных жителей. Оружие при этом складировалось в тайниках. Иногда для его хранения использовалась женская половина дома, куда Кораном мужчинам вход запрещен. 

Полки иррегулярных войск постоянно находились в приграничных с Пакистаном и Ираном районах, проникали в глубь афганской территории только для решения конкретных боевых задач и возвращались обратно. Их личный состав был хорошо вооружен и экипирован. Так, моджахеды одного из полков, ответственного в оперативном отношении за провинцию Кунар, в конце второго периода боевых действий имели новейшее автоматическое оружие и облегченную форму черного цвета. 

В зонах ответственности крупных группировок оппозиции создавались базовые районы, где накапливались силы и средства для вооруженной борьбы, находились центры по подготовке личного состава, мастерские по ремонту и обслуживанию боевой техники и вооружения. В таком районе одновременно могли находиться до 500 человек. 

Для временного складирования оружия, боеприпасов, материальных средств на караванных маршрутах вблизи границ с Пакистаном и Ираном организовывались перевалочные базы. Они представляли собой промежуточные органы снабжения групп и отрядов, где осуществлялось распределение и продажа оружия, был установлен пропускной режим, системы наблюдения, оповещения, ПВО, охраны. Иногда перевалочные базы совмещались с базовыми районами. 

В течение всего периода боевых действий в Афганистане вооружение иррегулярных сил постоянно совершенствовалось за счет поставок более современных образцов из-за рубежа. К началу 1980 г. отряды оппозиции имели на вооружении стрелковое оружие, и лишь в отдельных случаях — незначительное количество артиллерии и танков, захваченных у правительственных войск. В дальнейшем, отказавшись от применения тяжелых артиллерийских систем и бронетехники, которые значительно сковывали мобильность и маневренность, они стали приобретать современное оружие, наиболее соответствовавшее характеру и особенностям афганского театра войны. 

Как правило, это было стрелковое и артиллерийское вооружение, которое можно было перевозить на вьючных животных или переносить в разобранном состоянии. Основным стрелковым оружием стал автомат Калашникова китайского и египетского производства, американские винтовки, западногерманские, израильские, английские и шведские автоматы. Широко использовались китайские крупнокалиберные пулеметы, ручные противотанковые гранатометы, безоткатные орудия, минометы. 

С начала 1984 г. в отрядах появились горные зенитные установки, переносные зенитно-реактивные комплексы (ПЗРК), много китайских реактивных снарядов и переносных установок к ним. С 1985 г. оппозиция начала закупать американские ПЗРК «Стингер» и английские «Блоупайп». Так, по данным оперативного отдела 40-й армии, в 1984 г. было отмечено 62 пуска ПЗРК, в 1985 г. — 141, а в 1986 г. — 847 (сбито 26 самолетов и вертолетов). 

Постоянная помощь ряда заинтересованных стран, прежде всего США, Китая и Пакистана, позволяла значительно улучшать вооружение отрядов оппозиции. 

К началу 1986 г. эти отряды располагали большим количеством стрелкового автоматического оружия, крупнокалиберными пулеметами и зенитными горными установками, гранатометами, горными пушками, 88- и 120-мм минометами, ПЗРК, реактивными снарядами «земля-земля», противотанковыми и противопехотными минами. В восточных провинциях Афганистана к этому времени в отряды поступили противотанковые управляемые ракеты. К 1988 г. моджахеды имели современные радиостанции УКВ и КВ-диапазонов. 

Руководство оппозиции придавало большое значение пропагандистской работе. Настойчиво прививалось чувство личной ответственности каждого за общий результат. Дисциплина поддерживалась всеми средствами, вплоть до публичной смертной казни. 

В учебных центрах за рубежом и непосредственно на территории Афганистана под руководством иностранных советников члены отрядов проходили военное обучение. Особое внимание уделялось одиночной подготовке и действиям в составе мелких групп (от 15 до 20 человек), а также умению обращаться с различными видами оружия. Для этого издавались учебные пособия, памятки. Учитывая неграмотность большей части населения, они зачастую не имели текста, а все приемы иллюстрировались фотографиями и рисунками. 

Руководящий состав иррегулярных сил проходил подготовку на специальных отделениях высших и средних военно-учебных заведений Пакистана. Всего было создано свыше 100 центров подготовки — 78 в Пакистане, 11 в Иране, 7 в Египте и 5-6 в Китае. Инструкторско-преподавательский состав составляли офицеры и резервисты пакистанских вооруженных сил, военные специалисты из США, Китая, Ирана, Франции, Саудовской Аравии, Египта, Англии и Японии. Ежемесячный выпуск подготовленных партизан составлял 2,5-3 тысячи человек при емкости центров до 50 тысяч обучающихся. 

Таким образом, советским войскам в Афганистане противостояли не разрозненные, неорганизованные банды, а хорошо вооруженные и обученные партизанские формирования. Анализ изменений структуры, вооружения, системы боевой подготовки формирований моджахедов позволяет сделать вывод о том, что афганская оппозиция, несмотря на междоусобицу, шла по пути создания повстанческой армии по типу регулярной. Правильно выбранная стратегия позволяла при общей разобщенности вести джихад достаточно эффективно. 



В основе тактики вооруженных иррегулярных формирований оппозиции лежали внезапные действия небольших по численности отрядов и групп с целью нанесения поражения подразделениям противника, захвата отдельных административных центров, расширения зон своего влияния, пополнения всех видов ресурсов. Они подразделялись на наступательные (фронтальные), оборонительные и партизанские. 
 
Наступательные действия велись с целью захвата административных центров и отдельных объектов (постов, военных гарнизонов, узлов дорог, трубопроводов и т.д.). Их иррегулярные силы планировали и проводили преимущественно в приграничных провинциях, куда можно было в короткие сроки перебросить подкрепление из Пакистана, а в случае неудачи — уйти за границу. 

При подготовке наступления основное внимание уделялось внезапности, инициативе, свободному маневру силами и средствами, тактической самостоятельности воинских формирований при осуществлении намеченных планов. Организуя наступательные действия, полевые командиры учитывали время, место и направление нанесения удара. За счет маневра силами и средствами отряды создавали в определенном районе и в назначенное время превосходство над противником. Затем, используя рельеф местности, скрытно выдвигались на рубеж атаки. Одновременно на второстепенные направления выходили группы, предназначенные для отвлечения внимания противника, прикрытия отхода главных сил после выполнения боевой задачи. После непродолжительного обстрела объект атаковывался с различных направлений. 

Наступление было, как правило, скоротечным, особенно если моджахедам не удавалось решать поставленные задачи. В подобной ситуации они быстро выходили из боя и под прикрытием огня, минно-взрывных заграждений отходили по заранее выбранным маршрутам. Чтобы не сдерживать скорость передвижения и не ограничивать маневренность групп и отрядов на равнине, оппозиционеры не применяли много тяжелого оружия. Зато в гористой местности такое оружие использовалось довольно часто и эффективно. 

Отмечались случаи четкой организации взаимодействия сил и средств иррегулярных формирований. К примеру, в провинции Кунар при проведении наступления были задействованы артиллерийские средства с территории Пакистана. 

Оборонительные боевые действия предусматривались в целях удержания баз и других важных районов, а также для обеспечения вывода групп и отрядов из-под ударов советских и правительственных войск. Обычно за оборону базовых районов (оборонительных рубежей и контролируемых зон) отвечали боевые группы и отряды, постоянно дислоцирующиеся там. Особое внимание уделялось обороне населенных пунктов, а также перевалов, ущелий и проходов. Организуя оборону, иррегулярные формирования создавали системы наблюдения, огня и заграждений. 

Для борьбы с летательными аппаратами на господствующих высотах устанавливались горные зенитные установки и крупнокалиберные пулеметы. Для них сооружались окопы в виде вертикальных шахт, которые затем тщательно маскировались. Особое место в организации системы огня отводилось снайперам и пулеметчикам. На нижних ярусах располагались безоткатные орудия и реактивные противотанковые гранатометы. Минометы и горные пушки чаще размещались на верхних ярусах. Стрелки располагались таким образом, чтобы обеспечивалось поражение противника в проходах через перевалы и хребты, в других неожиданных местах. 

Оборонительные бои характеризовались упорством и высокой маневренностью. Налеты авиации и артиллерийские обстрелы мятежники пережидали в укрытиях, после чего занимали свои позиции. Ведя сосредоточенный огонь по наступающим войскам, отряды часто предпринимали ложные отходы, вовлекая советские войска в огневые мешки. При этом они умело использовали огонь отвлекающих групп для маскировки истинной системы огня. 

В ходе наступления превосходящих сил противника моджахеды обстреливали подразделения и отходили по заранее намеченным маршрутам к новому рубежу. Отход производился под прикрытием огня с заранее подготовленных позиций и засад, а также минно-взрывных заграждений. Прекрасно ориентируясь на местности, они умело использовали этот вид маневра. Очень часто отход »уход из боя) осуществлялся ночью путем просачивания через боевые порядки ступающих подразделений. 

Иногда, при возможности, моджахеды пробирались в тыл советских войск и гуда наносили кратковременные, но эффективные удары, основу которых составлял огонь снайперов и пулеметчиков. 

Ярким примером подобного рода боевых действий может служить оборона ущелья (провинция Парван), организованная под руководством Ахмад-шаха в 1982 г. Ее основу составляли отдельные опорные пункты, расположенные на господствующих высотах, в ущельях и других удобных местах. Каждый опорный пункт располагал несколькими огневыми точками и оборонялся гарнизоном из 10-20 человек. Огневые позиции полевой артиллерии были оборудованы на площадках вблизи расщелин или пещер и тщательно замаскированными орудия и минометы постоянно находились в укрытиях и выкатывались на площадку только для ведения огня. Такая организация обороны позволяла осуществлять контроль за всем районом относительно небольшими силами и в значительной степени затрудняла вскрытие ее разведкой и поражение огневыми средствами. 

С подходом войск к населенному пункту моджахеды открывали сосредоточенный огонь из всех видов оружия. Затем они отходили в глубину, где занимали новый рубеж в жилых домах, за дувалами. Выход из боя осуществлялся мел-ми группами по арыкам, лощинам и тропам. 

Партизанские действия составляли основу боевой деятельности иррегулярных войск. Их цель заключалась в нанесении поражения правительственным и советским войскам по всей территории страны, изматывании регулярных сил и ослаблении существующей власти. 

Пик активности партизанской борьбы приходился на весну и лето, когда открывались горные тропы и перевалы. С наступлением зимне-осеннего периода моджахеды обычно спускались в кишлаки и «растворялись» среди мирного населения. Интенсивность боевого воздействия также снижалась во время сева и уборки урожая, так как оппозиционеры принимали непосредственное участие в сельскохозяйственных работах. 

Ведению партизанских действий предшествовала тщательная разведка. Для этого была создана система наблюдения за советскими и правительственными исками. Используя сеть осведомителей среди местного населения, в воинских частях и учреждениях, главари отрядов иногда довольно умело организовывали и, при необходимости, принимали меры для эвакуации, временного захоронения вооружения и боеприпасов. 

Для захвата материальных средств, нанесения поражения в живой силе, вывода из строя важного объекта проводились налеты. Как правило, им подвергались небольшие воинские гарнизоны, склады, базы и учреждения государственной власти. В налетах чаще всего участвовали группы из 30-35 человек. Сюда входили передовой дозор и подгруппы подавления — основная, инженерная и прикрытия. 

Под видом местных жителей пешком или на лошадях дозор выходил к объекту и наблюдал за ним. Убедившись, что войска не ожидают нападения, он подавал условный сигнал остальным подгруппам. Подгруппа подавления уничтожала часовых и обеспечивала выход инженерной и основной подгруппам. После разминирования подступов к объекту действовала основная группа. Отход групп осуществлялся по разным маршрутам мелкими отрядами, тогда как подгруппа прикрытия сдерживала преследование. Как свидетельствуют документы, командование иррегулярных войск считало подобные действия достаточно эффективными. Так, если в 1985 г. было произведено около 2400 налетов, то в 1987 г. их число возросло до 4200. 

Засады проводились с целью срыва поставок грузов, захвата материальных средств, оружия и боеприпасов, уничтожения военнослужащих. В период с 1983 по 1987 г. на территории Афганистана было зафиксировано более 10 тысяч засад. В горах места для них выбирались на склонах или гребнях высот, входе или выходе из ущелья, на перевалах. В «зеленых зонах» засады организовывались в местах вероятного отдыха войск или на направлениях их ожидаемых действий. В кишлаках они проводились за глинобитными заборами, в различных строениях, чтобы попытаться завлечь противника в огневой мешок. Были случаи засад на нескольких рубежах при выдвижении войск как в колоннах, так и в боевых порядках. 

Засады обычно проводились небольшими группами по 10-15 человек, что повышало их эффективность, затрудняло обнаружение и уничтожение. В такие группы входили наблюдатели, которые действовали со специально оборудованных постов. Иногда, выдавая себя за местных жителей, они передвигались по дорогам. Известны примеры использования в качестве наблюдателей детей, женщин и стариков. В состав засад входили огневая, резервная и отвлекающая подгруппы. 

Основу засады составляла огневая подгруппа, которая располагалась в непосредственной близости от района поражения противника и тщательно маскировалась. При действиях на дорогах она находилась в 150-300 метрах от него. На флангах размещались гранатометчики, пулеметчики и снайперы, на господствующих высотах — установки, приспособленные вести огонь по наземным и воздушным целям. 

Подгруппа резерва использовалась либо для усиления огневого удара, либо для прикрытия отхода огневой подгруппы после выполнения задачи. Она дислоцировалась в стороне от места засады и приковывала к себе резервы противника. Командир управлял действиями сил и средств засады условными сигналами и по радио. Обычно засады организовывались ночью, что обеспечивало им условия для последующего выхода из боя и отхода. Темнота к тому же ограничивала действия авиации. 

Засады моджахедов на дорогах и колонных путях обычно «рвали» колонну, пропуская большую ее часть. Нападали лишь на отдельные транспорты. Были случаи нападения отвлекающей подгруппы на охранение. При этом главные силы просачивались через охранение и проникали в зону поражения основных сил противника. Широко использовались гранатометы, безоткатные орудия и крупнокалиберные пулеметы. В случае организованного отпора со стороны советских войск моджахеды отходили, не ввязываясь в бой. Более того, если они были уверены в надежном охранении колонн, их авиационном прикрытии, то просто не рисковали устраивать засады. 

Для нарушения устойчивого снабжения войск всем необходимым, затруднения движения колонн, нанесения урона противнику в живой силе и технике иррегулярные войска широко практиковали минирование местности. Наиболее характерными местами для установки мин являлись участки дорог перед кишлаками; участки горных дорог, проходящих по карнизам, вдоль рек, в ущельях, обход которых не представлялся возможным; съезды с основных дорог или въезды на них; подходы к источникам воды, бродам, переправам; места, пригодные для отдыха, привала. 

Для постановки мин в крупных отрядах имелось штатное подразделение. Иногда для этого использовались местные жители и даже дети. До появления в районе минирования подразделений советских войск минные поля охранялись специальными постами, которые, часто за плату, предупреждали об опасности водителей частных машин и пешеходов. 

Мины устанавливались как равномерно вдоль всего маршрута, так и отдельными группами по 3-5 штук и тщательно маскировались. Порядок установки был различным: по одной колее, в шахматном порядке по обеим колеям, по всей дороге, группами. 

Неотъемлемой частью боевой деятельности иррегулярных формирований оппозиции были диверсионно-террористические акции. Они проводились с целью вывода из строя определенных объектов, уничтожения представителей власти, запугивания мирного населения, вызова панических настроений в гарнизонах советских войск. Их выполняли специально подготовленные формирования различной численности. Наиболее характерными видами диверсий были подрыв военной техники, вывод из строя трубопроводов, взрывы в местах скопления людей. Практиковались обстрелы из автомобилей, закладка мин в домах и служебных помещениях, отравления и т.д. Террористические акты проводили группы от 3 до 5 человек. Они, прежде чем выполнить задание, скрупулезно изучали объект. 

За совершенные диверсионно-террористические акции моджахеды получали вознаграждение: за каждого убитого или захваченного советского солдата выплачивалось 250 тысяч афгани, а за офицера — в два раза больше. В 500 тысяч афгани оценивался каждый уничтоженный танк или бронетранспортер, а за сбитый самолет или вертолет причиталось по миллиону афгани. С 1984 по 1987 г. число совершенных террористических актов увеличилось вдвое и достигло 800. Особым видом партизанских действий моджахедов являлась охрана (обеспечение) проводки караванов. Караванами из сопредельных стран на территорию Афганистана перебрасывалось оружие, боеприпасы, медикаменты, финансовые средства и специальная литература. Всего насчитывалось около 100 караванных маршрутов, из них более половины — автомобильные, остальные — вьючные. 
 
Число караванов постоянно росло. Для обеспечения их безопасности на маршрут высылались разведчики и наблюдатели. 

При встрече с советскими войсками силы охранения вступали в бой, а основной состав пытался уйти. Если сразу блокировались основные силы, то при прорыве моджахеды пытались сохранить только оружие. Когда уйти не удавалось, оружие подрывалось, но делалось это лишь в исключительных случаях. 

Были случаи переброски оружия на трофейных машинах и бронетранспортерах советского производства с охраной, переодетой в форму военнослужащих афганской армии. 

Словом, советским войскам в Афганистане, наряду с наступательными и оборонительными боями, была противопоставлена преимущественно партизанская тактика действий иррегулярных войск. 

Вот как писал о боевом опыте, приобретенном в Афганистане, пограничник полковник С.Жилкин: 

«Прежде чем вести разговор об опыте боевых действий на земле Афганистана, необходимо отметить главную их особенность — это была борьба с партизанскими формированиями, которых в основной своей массе поддерживало местное население, снабжало их продуктами, укрывало их. Кто-то делал это по доброй воле, кто-то вынужденно. Ведь родоплеменные отношения, религиозные приоритеты играли и играют здесь главенствующую роль. Недаром до восьмидесяти процентов территории страны контролировалось силами оппозиции, которые в конце концов выросли до полумиллионной армии, великолепно приспособленной к условиям горной местности. 
 
Главный союзник моджахедов — местность Афганистана, идеальная для партизанской войны. Высокие, труднодоступные горы, глубокие ущелья, ограниченное число дорог, пригодных для боевой техники, — прекрасные условия для действий партизанских отрядов. На небольших равнинных участках ими использовалась «зеленая зона» — сады и виноградники, изобилующая разнообразными укрытиями. От открытого боя моджахеды уклонялись, принимали его тогда, когда не было другого выхода. Основная тактика — «удар-отход». При необходимости моджахеды сливались с местным населением, принимали участие в митингах, проводимых в кишлаках. И тут же, по условному сигналу, они тайно собирались, вооружались и организовывали диверсии, удары из-за угла, засады. Фронт и тыл отсутствовали, в любое время суток душманы могли появиться в самом неожиданном месте и тут же бесследно исчезнуть. 

Руководили всем племенные и религиозные авторитеты — «полевые командиры», повиновение которым было беспрекословным. Ослушание, симпатия к властям в Кабуле карались жестоко, часто мучительной смертью. Конечно, у душманов были базовые районы в труднодоступных местах в горах, где они проходили переподготовку, отдыхали, запасались оружием и боеприпасами. А сюда все необходимое поступало из соседних Ирана и Пакистана, которые также развернули широкую сеть баз для подготовки моджахедов. К весне 80-го таких баз насчитывалось уже около 80-ти. 

Были ли мы готовы к партизанской войне? Непростой вопрос, если учесть, что в разработанных после 45-го года боевых уставах статьи о борьбе с партизанами просто отсутствовали. А вот в инструкциях, разработанных афганской оппозицией для вооруженных формирований, опыт действий советских партизан против гитлеровцев был учтен. В частности, в инструкции говорилось: 

«…В районах боевых действий использовать население в своих интересах. Без поддержки народа действия моджахедов бессмысленны. 

Местное население рассматривать как основной источник пополнения отрядов борцов за ислам. Общность интересов и идей моджахедов и народа обеспечивает эффективность действий. Пропаганда в этом деле играет решающее значение…» 

Организационной основой моджахедов считались небольшие отряды — от отделения до батальона. 

У моджахедов разведка была поставлена на куда более высоком уровне: фиксировались не только малейшие передвижения наших подразделений, но и их состав, прогнозировалось развитие событий. Полученные данные могли тут же реализоваться в диверсионной акции. Широко привлекались к разведке подростки, дети. Сеть агентов пронизывала и афганскую армию, и службу безопасности, и партию. Неудивительно, что эффекта внезапности действий нашими подразделениями достичь было сложно. 

Настоящей головной болью стала для наших войск «минная война». Душманы применяли изделия итальянского, американского, английского, бельгийского производства, а также самодельные мины, фугасы, другие устройства. Устанавливались они на путях движения заблаговременно или в момент приближения колонны. После их подрыва колонна активно обстреливалась». 

Было и по-другому. 

Вспоминает участник войны в Афганистане пограничник генерал-майор в отставке Ю.В.Романов: «…Сначала советским войскам была дана установка не вмешиваться в боевые действия. Когда же правительственные силы начали терпеть поражение за поражением, стали приказывать оказывать им помощь. 40-я армия оказалась обездвиженной. Лишь одна треть ее батальонов могли действовать, остальные вынуждены были охранять сами себя… Войска стояли вдоль дорог, где было хорошее сообщение. Это была партизанская война на коммуникациях, и воевали с партизанами дивизии охраны тыла с задачей охраны коммуникаций и борьбы с диверсиями… 

С восемнадцати часов вечера и до девяти утра ни одна колонна не двигалась. Это было их время. Только в девять утра разрешалось движение саперов. Тактика диверсантов была проста: ударить и удрать. Они не позволяли своему противнику развернуться и вести огневой бой. Их главный прием — огневое нападение. Пример? Танковая колонна, разведбат 201-й дивизии. Я прибыл на место боя через тридцать минут после его окончания. Говорил с комбатом. В узком коридоре между скалами… Всего четыре выстрела из гранатомета. Подожгли первый и последний танк, два в середине. Боекомплект над третьим катком взрывается, и все… Антенны радиостанций на защелках снайперы повыбивали. Выстрел — антенны нет. Связи нет… Били по бойницам… 

Потом посмотрели по гильзам. Диверсантов было всего восемнадцать. Потери разведбата — десятки убитыми… 

Что этому противопоставить? Прежде всего при вводе войск следовало предусмотреть возможность партизанского движения и партизанской войны со всеми вытекающими отсюда выводами. Не сразу, может быть через полгода, поняли, что с партизанами можно бороться только формами специальной борьбы. В Чечне мы повторили все те же самые ошибки, что и в Афганистане… 

Когда возникли отряды самообороны в улусвольствах (районах) и на подавляющем пространстве Афганистана пошла война за передел территории, перед ними встала задача защиты этих территорий и присоединение других (война всех со всеми). Практически на каждой такой территории образовались банды, имеющие свои базовые лагеря. Каждая такая база располагалась в труднодоступной местности и имела прекрасно организованную оборону. К примеру, только точек ПВО — 30-35. Состав базы — 1000-2000 боевиков. Здесь же школа по подготовке подрывников на 350-400 курсантов. Активная единица: боевая группа-отряд. Один месяц группа воюет на своей территории в зоне своей ответственности. Месяц идет в лагерь. Здесь месяц отдыхает. Месяц занимается боевой и политической подготовкой. Месяц идет назад, месяц воюет. Там ее сменяет другая группа, действующая по такому же циклу. (В Чечне просматривался такой же цикл.) У каждого боевика — четкая специализация: разведчик, транспортник, гранатометчик, подрывник, тыловик, пропагандист-агитатор… Если на территории улусвола был батальон, то подчинялся он не командиру полка, а подпольному улусволу, во главе которого стоял авторитетный бай. За Комитетом защиты революции, как правило, реальной силы было мало… Что делать? Самое простое: не нужно было вклиниваться между ними. А если уж вклинились, то следовало делать ставку на тех, кто мог реально в этой гражданской войне победить. Тем более что программы партий формально мало отличались одна от другой. Практически это не были партии, имеющие четко выраженные политические платформы и соответственно действующие, скажем, за исключением Тараки, наделившего дехкан землей, а партии, где все определял ее лидер, партии лидеров… Но разве советские большевики тогда могли бросить в беде искренне верящих в святое дело революции афганских большевиков (НДПА)? Тогда не бросили, зато бросили потом…» 

Боевые действия в Афганистане заставили советское военное командование по-новому взглянуть на боевую подготовку и на партизанские действия. Но понимание характерных особенностей современной партизанской войны придет только в Чечне. А тогда, в 1991 г., авторы книги «Война в Афганистане» так и не назвали вещи своими именами. Они писали: 

«За время пребывания ОКСВ в Республике Афганистан был получен ценный боевой опыт, значительно обогативший теорию и практику ведения боя в горно-пустынной местности. Действия советских подразделений в основном проходили в горах, против отдельных отрядов мятежников, при полном отсутствии у противника авиации и при массовом применении им современных средств противовоздушной обороны и минно-взрывных заграждений. В то же время вооруженная борьба характеризовалась отсутствием сплошных фронтов, боевыми действиями на разобщенных направлениях, решительными действиями противоборствующих сторон в интересах захвата инициативы, овладения определенными территориями. Непрерывное изменение военно-политической обстановки в Афганистане, оснащение бандформирований новым вооружением, применение мятежниками различных приемов и способов боевых действий оказывали существенное влияние па тактику действий советских войск. Это требовало постоянного творческого поиска принципиально новых подходов в интересах успешного выполнения боевых задач. 

Уход советских войск из Афганистана не есть их поражение. Они сражались геройски, умело и самоотверженно. Нужно сказать прямо: военного разгрома формирований непримиримой оппозиции наши войска, взаимодействуя, разумеется, с афганской правительственной армией, могли бы добиться, но при двух условиях. Пришлось бы, по мнению иностранных специалистов, довести численность ОКСВ до 500-700 тысяч человек, чтобы полностью перекрыть тропы из Пакистана и Ирана. Это, во-первых. А во-вторых, нанести воздушные, а может быть, и наземные удары по базам оппозиции, размещенным в приграничной полосе Пакистана. Естественно, Советский Союз не пошел, не мог пойти по этому авантюристическому пути, подобно тому, какой выбрали два десятилетия назад США во Вьетнаме. Здесь сказалось коренное различие между этими конфликтными ситуациями, которые сторонники тезиса о «поражении» пытаются ставить на одну доску…» 
 
Категория: Проза | Просмотров: 697 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]