"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Декабрь » 25 » Я убит в Афганистане.
05:06
Я убит в Афганистане.
Кудайберды Оспанов
Я  убит в Афганистане.


( записки солдата)
Моим однополчанам, погибшим  и живым, посвящаю.
Предисловие       
Написал я  эту книгу потому,  что не мог не написать.
  Не претендуя  на особую художественность и глубокомыслие,   рассказываю о
 том, что   пережил.  В основном   про службу в армии.
      Оглядываясь назад,   думаю,  что армия - это самое яркое,  самое тяжёлое, самое значительное,  что было у меня в жизни.  Демобилизовавшись,  в мирной жизни,    временами ловлю себя  на мысли,  что  до сих пор меня  не покидает ощущение:   всё происходящее после службы - это не « по-настоящему»,   это хороший сон,  сказка или добрый мультфильм.  Всё  совершается легко и просто,  поэтому всё не настоящее.  Это  ощущение появилось,  как только наш ТУ-154,  рейсом Кабул – Ташкент,  с   «дембелями»  на борту,  в начале ноября 1982 года,  приземлился на аэродроме в Ташкенте.   Дома!!!  Всё последующее можно выразить одним словом: эйфория! Она иногда сильнее,  иногда слабее,  но присутствует всегда,  в каждом слове,  в каждом поступке,  в каждом шаге,  в каждом вдохе и выдохе,  в каждом ударе моего сердца!   В первые дни после «дембеля»,   «на  гражданке»,   меня шатало от счастья!  Замкнувшись в себе,  я стал немногословен и тих.
      Я совершал  легкомысленные поступки,  впоследствии сожалея о них. Приходила мысль,  что если бы поступил так,  а не наоборот,  то всё было бы гораздо лучше.   Лучше…   Хуже…  Какова истинная цена наших поступков? Я не знаю ответа на эти вопросы…
      Мы часто ошибаемся,  определяя цену чему-либо.  Кто может ответить,  сколько стоит глоток воды?  Умирающий в пустыне от жажды,  назовёт тебе верную цену!  Окружённый врагами солдат знает цену пачки  патронов и силы духа своего товарища. 
      Тридцать лет не могу забыть вкуса глотка воды из фляжки,  которую протянул мне Шкутник  Лёня:
     –  На, Оспаныч, попей!  
     Он отдал  мне  глоток  своей жизни.  Воды  было  на донышке!  Целый день мы шли без воды…

     Это не повесть,  не рассказ,  не роман. Это мысли,  отрывки моих воспоминаний,  всё то, что я видел и пережил в Афганистане и  впоследствии -  на «гражданке» .   Это вся моя беспорядочная жизнь. Несомненно,   она имеет для меня  ценность. Возможно,   то,  что я описываю,   покажется кому-то несправедливым и однобоким.   Не спорю!  Ведь  наша жизнь - это то,  что мы о ней думаем! 

     У каждого свой взгляд на эту непонятную «афганскую» войну.   Я  не обладатель  истины в последней инстанции,  не описываю всю войну как документалист.   Я рассказываю о своей войне .   Простым солдатом,  потом сержантом,   за полтора года я прошёл с автоматом в руках и рюкзаком за спиной много километров афганских гор.  И  если  мерить не километрами,   а глотками воды из протухших луж,   невесомыми шагами по заминированной тропе,   ненаписанными мне,   и поэтому неполученными мной письмами,  то это -  целая жизнь! 
     И взглядом этого солдата я смотрю на это. И до сих пор  я так вижу жизнь!

     Я пишу,  как было на самом деле.   В этой книге много  субъективного,   и, если осмелюсь назвать достоинство -   это то,   что всё здесь реальное. Изменил я лишь некоторые имена и факты.

     Что касается нецензурщины в моих записях,  то может меня немного извинит  то,  что я хотел показать всё  так реально,  чтобы  человек,  читающий эти  строки,  окунулся  в атмосферу  времени  и места,  где  это  происходило и как происходило.   Уверяю вас,   что командир взвода десантников в бою  произносит  слова  и действует  как боевой механизм,  чем  и  отличается  от преподавателя  словесности в учебном заведении.

 
И судья говорит,  что дело в законе
А священник - что дело в любви
Но в сверкании молний становится видно:
У каждого руки в крови!  ( Умецкий.,  Бутусов)


     Наконец-то они меня сюда загнали…   Или поместили?....    то-есть,   я сам поместился.  Всепроникающий  как дым,  здесь витает страх. 
Я всматриваюсь в зеркало,   в маленькое зеркало,  пытаясь узнать своё лицо и…    с трудом узнаю…    Я ещё способен анализировать…
Ещё способен….    Спосо…    
     В зеркале  -  красное лицо! Лицо человека в огромном напряжении,  внимательный взгляд испуганных глаз постепенно становится бессмысленным. Во рту  кляп – мяч для пинг-понга,  плотный и твёрдый,  как деревяшка.  Я осознаю,  что укол начал действовать.  Мне становится хорошо- хорошо,  исчезает страх,  начинает нравиться всё.  Здесь  много  таких,   как я,  и  я среди них!   С облегчением вижу несколько симпатичных женских лиц.  Инстинктивно тянусь к ним. Я подхожу и присаживаюсь рядом. Одна, заступаясь за меня,  говорит врачам: 
     - Не трогайте его!  Что вы хотите с ним сделать?
     Белый халат отвечает: 
     - Ничего!
     Но от  белых халатов  исходит  молчаливая угроза. Особенно коварно  выглядит этот,  стоящий впереди,   полулысый.  Я оглядываюсь и говорю: 
     - Я знаю! Теперь они хотят удавить меня! Удавить!
Девушка, защищавшая меня,  говорит врачам:
     -  Под суд пойдёте! Мы всё видели!...   

     Тёмная-тёмная ночь…  Группа всадников в чёрных длинных одеждах в ночи,  и я  среди них.  Быстро и странно-синхронно скачем на чёрных конях.  Нас преследуют другие всадники.   Плотной толпой мы очень быстро движемся по дороге…  И нас  своим безмолвным покрывалом поглощает чёрная ночь.
     Меня  обволакивает блаженство.  Я всех люблю.  Я  в толпе идиотов!  Ещё осознаю это,  но желание сопротивляться исчезает.  Мне все и всё нравится. Появляется мысль:  Зачем бороться и сопротивляться?  Успокойся!  Ведь в сущности,  весь мир – это большой сумасшедший дом! Блаженствуй!
Кто меня сюда поместил? Я сам!  Я искал это место! Я его нашёл!  Здесь хорошо….    Мне сделали укол,  всё поплыло и мне хорошо. Но в глубине сознания,  не умирая, теплится  мысль: «Это временно!»,  «Я выберусь!» 
  

     На гражданке я уже два месяца. Здесь всё по-старому.  Только   вот…   в начале ноября умер Брежнев. 
     Вчера получил письмо от Сериккалиева  Серикхана. Обратный адрес знакомый:  Полевая почта, в/ч 93992, 1-ая ДШР.   
     - Сообщаю тебе грустную весть, - писал в конце письма мой земляк, -  в прошлом месяце, в одном бою погибли Ваня Харчук,   Голендухин Коля  и ротный Румянцев.

2-ое мая 1982 года. Афганистан

     Беру патрон 7.62мм.,   расшатав пулю,  выдёргиваю её из гильзы,  высыпаю порох. В пустую гильзу помещаю свёрнутый в трубочку клочок бумаги, на которой мои данные,  записанные моей рукой, фамилия,  имя,  отчество,  домашний адрес, группа крови. Сплющиваю гильзу с открытой стороны  и -  медальон готов! Таких медальонов нужно два.  Один вшивается в верхней части маскхалата,  другой – в нижней части штанины.  Медальоны эти нужны для опознания,  в случае изуродования при ранении,  например,  при взрыве.
     Не по себе как-то…  будто яму копаешь себе для могилы.
     - Не бойся! Это так….    на всякий случай! – говорю себе…
     - …не нужен мне такой медальон! Не буду вшивать…
     Перед серьёзными операциями заставляют нас готовить такие  медальоны….- Говорю вам:  война – сестра печали
И многие из вас не вернутся под сень кровли своей,
Но идите!  Ибо кто, кроме вас, оградит землю эту?...     Эпикур.


 Афганистан,  3 мая 1982 года. Ущелье Панджшер - (Пять Львов)
  
     Как смертельно  раненый птеродактиль,  Ми-8,  метнулся в сторону и,  заваливаясь на правый бок,  полого пошёл к земле. Внутри вертолёта  всех бросило к стене, я ударился головой о большой жёлтый бак с горючим. По салону летали наши рюкзаки,  ящики с «сухпаем»   и незакреплённое оружие. Правый борт пробила очередь из ДШК. В грохоте двигателя  дырки от пуль появились почти беззвучно,  по форме - как раскрывающиеся лепестки цветов.  
     – Пи…ц !!!  Собьют!!! – сверкнула мысль…  и уже не уходила. 
     Пацаны,   кто плохо держался,  валялись на полу.
     Вцепившись рукой  в какую-то железку возле иллюминатора, я глазами лихорадочно искал под собой землю. Пилот сумел выровнять машину и тут же бросил её в другую сторону.   Секунду мой иллюминатор смотрел в небо,  оттуда, с неба,  пятнистая пара «крокодилов»,  опустив носы,  ринулась  вниз,  изрыгая ракеты.  Радостью полыхнуло в сердце:   Они нас спасут!...  Диким криком,  не слыша своего голоса,  заорал: 
     - Дааа-а-в-а-й … б..дь… давай!!!  
     Открылась дверь пилотов,  шатаясь,  правое плечо и бок залиты кровью, вывалился один в бронежилете,  оглядел нас безумным взглядом,  открывая и закрывая рот в крике:  
      - Пулемёты!...  не сесть …есь!.. дальше!...   
      Он кричал ещё что-то,   но ничего не было слышно,  вертолёт рыскнул в сторону,   лётчик упал,  цепляясь рукой за воздух и заполз в кабину. От этих дьявольских качелей кишки поднимались к горлу,  в животе тянула пустота,   волосы под каской встали дыбом.
       Кррр-ак!.......  Кррр-ак!   Это наш   «МИ-8» ударил  ракетами. Внизу,  на зелёной клетке поля,  бесшумно вспучились две чёрные ямы. 
     - Куда стреляет?!...  Пулемёт не там!!!
     Замечаю за собой раздвоение сознания при сильной опасности - вижу себя со стороны,  как в кино. В этом состоянии   память фиксирует  иногда  малозначительные детали: раненый пилот кричит беззвучно, я смотрю на его бронежилет и думаю -   «Какой   классный у него «броник!», как у древних рыцарей - закрывает плечи по локоть…  и всё равно не спас…»

     ЧЕРЕЗ ТРИ ЧАСА,  ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДУЮЩЕГО 40-ой АРМИЕЙ
 министру обороны СССР  т.Устинову Д.Ф.……………. СРОЧНО… СЕКРЕТНО: «3-го мая 1982 года, в 5.часов 00минут, началась армейская операция по вытеснению боевых отрядов мятежников из Панджшерского ущелья, Демократическая Республика Афганистан.,   и установлению контроля над ущельем  сил Народной Армии Афганистана.  По предполагаемым   базам  противника  были нанесены бомбовые и ракетные удары истребителями-бомбардировщиками СУ-17….  Для дальнейшего развития успеха высажены десантно-штурмовые группы   на вертолётах,  введены  бронегруппы  в составе…………………» 
Категория: Проза | Просмотров: 374 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]