"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2019 » Январь » 11 » “Каскад" и "Омега”
09:27
“Каскад" и "Омега”
ВАЛЕНТИН Ютов
“Каскад" и "Омега”


ПРЕДИСЛОВИЕ
Политическая и оперативная обстановка в мире в раз­ные периоды требовала нетрадиционных путей решения сложнейших задач, которые как правило возлагались на подразделения специального назначения. Так в годы Вели­кой Отечественной войны в СССР был создан уникальный спецназ НКВД, не имевший аналогов в других странах, — Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), входившая в Четвертое (партизанское) управ­ление во главе с генерал-лейтенантом П. А. Судоплатовым.
Преемником 4-го Управления НКВД стал созданный в 1955 году Спецотдел при ПГУ КГБ. Отдельная бригада осо­бого назначения (ОБОН) при этом отделе продолжила тра­диции ОМСБОН.
Одной из главных функций отдела была подготовка спецрезерва КГБ для деятельности в военное время. В мирное время отдел создавал условия для действий ОБОН в военный период.
Концепция деятельности ОБОН как подразделения спе­циального назначения КГБ вытекала из оценки степени внешней опасности для страны. Она определяла структу­ру, способы комплектования, организацию обучения и вос­питания личного состава; вопросы вооруженности, осна­щения и экипировки, а также тактики действий в тех или иных условиях.
ОБОН имела полигоны на всех географических широтах Советского Союза, а также располагала своим Центром подготовки (курсы усовершенствования офицерского со­става). В полном объеме проводилась горная, парашютно-десантная и специальная подготовки. На деле проверялись командирские умения и навыки. Сколачивались группы. Для обучения привлекались самые квалифицированные кадры КГБ и Министерства обороны. Готовился к действи­ям спецназ Комитета государственной безопасности, спо­собный осуществлять оперативно-боевые операции в лю­бой точке земного шара.
Спецрезервисты ОБОН составили основной костяк спецподразделений типа "Каскад" (около 1000 офицеров), которые проводили мероприятия и осуществляли опера­ции по нейтрализации контрреволюционных сил начиная с середины 1980 года в Афганистане.
Именно о них пойдет речь в настоящем издании. В кни­гу "Афганцы" вошли очерки, интервью и воспоминания не­посредственных участников событий, вписавших славную страницу в историю нашей Родины.
Генерал-лейтенант Зданович А. А., Президент Общества изучения истории отечественных спецслужб.
СИЛЫ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР В АФГАНИСТАНЕ (1980 -1984 ГГ.)
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Летом 1980 года Родина воевала. Пытаясь отодвинуть от своих границ потенциального противника, государство, исхо­дя из стратегических интересов и стремления помочь ближ­нему соседу — Республике Афганистан, все сильнее ввязыва­лось в большую войну, которой еще не было видно конца.
К лету 1980 года, потерпев ряд крупных поражений, про­тивники нового режима в Афганистане перешли к тактике партизанской войны. Акцент был сделан на действия неболь­ших, мобильных (до 20-30 человек) бандформирований, ос­новной задачей которых стало активное противодействие со­зданию и укреплению народной власти на местах, проведе­ние диверсионно-террористических акций против проправи­тельственных войск и подразделений Советской Армии, со­здание альтернативных органов власти и управления на кон­тролируемой противником территории. Стало очевидным, что в условиях слабости нового режима нормализация обстанов­ки в Афганистане, раздираемого межэтническими и межре­лигиозными противоречиями при поддержке извне, будет но­сить затяжной характер. Противостоять подобным устремле­ниям противника, а вернее, научить самих афганцев действо­вать в изменившихся условиях и был призван отряд "Каскад".
11 июля 1980 года председатель КГБ СССР подписал шифротелеграмму о направлении в Афганистан инициатив­ной группы, состоящей в основном из слушателей Курсов усовершенствования оперативного состава (77 человек).
18 июля 1980 года вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР за № 615-200 о создании отряда особого назначе­ния "Каскад", которому предписывалось передислоциро­ваться из Центра подготовки в Балашихе и начать свою де­ятельность в Афганистане к 15 августа 1980 года.
22 июля 1980 года председатель КГБ СССР Андропов Ю. В. подписал приказ № 00100, оформляющий в едином документе все вопросы, связанные с деятельностью отряда "Каскад" в Афганистане.
Формулировка, практически повторяющаяся в указанных документах и охватывающая цели, сроки и вопросы ком­плектования спецподразделения "Каскад", гласит: "Для ока­зания практической помощи афганским друзьям в организа­ции борьбы с бандформированиями и контрреволюционным подпольем в г. Кабул направляется военно-транспортной авиацией МО СССР в краткосрочную командировку сроком до шести месяцев передовая группа отряда особого на­значения КГБ СССР численностью до 130 человек, комплек­туемая сотрудниками территориальных органов (спецре­зерв КГБ Украины, Казахстана, Узбекистана, Управления КГБ по Краснодарскому краю), Управления "С" ПГУ и Спец­курсов ВКШ КГБ СССР им. Ф. Э. Дзержинского.
Но жизнь и обстановка в Афганистане внесли свои коррективы.
Не 77 "куосовцев" и не 150 спецрезервистов, а около ты­сячи человек вошли в спецподразделение "Каскад" в его первый отряд, который возглавил полковник, а впоследствии генерал-майор Лазаренко Александр Иванович. В этом чело­веке сочетались качества высоко подготовленного военного специалиста и квалифицированного разведчика. Кроме того, А.И. Лазаренко был известен как профессионал по прове­дению уникальных специальных операций и практик по ре­шению сложных тактических задач разведки. Его также отли­чало огромное чувство личной ответственности, высокая тру­доспособность, умение ладить с людьми и дорожить ими.
С легкой руки Лазаренко А.И. оперативная зашифровка от­ряда "Каскад" вскоре стала широко известной в Афганистане, а сотрудников-спецназовцев этого подразделения стали на­зывать "каскадерами". Аналогия с известной профессией прослеживается: работа с высокой степенью риска, профес­сиональное мастерство, выдержка, надежность, смелость.
"Каскадеры" были профессионалами высокого класса. Основную массу командиров и сотрудников отряда состав­ляли спецрезервисты ОБОН — Отдельной бригады особо­го назначения и, в первую очередь, преподаватели Центра подготовки этого соединения, известного как Курсы усо­вершенствования оперативного состава.
ОБОН (шесть оперативных полков и один оперативный ба­тальон) носила кадрированный характер, предназначалась для разведывательно-диверсионных и специальных действий в военное время и особый период, состояла из отобранных офицеров КГБ, прошедших семимесячную спецподготовку.
ОБОН курировала внешняя разведка в лице ее Спецотдела, многие сотрудники которого также стали "каскадерами". Ча­стью отряда "Каскад" были сотрудники спецподразделения "Зенит", за полгода до этого прошедшие боевую закалку, осуществив совместно с военным спецназом штурм дворца Тадж-Бек и нейтрализацию других важных военно-стратеги­ческих объектов правительства Амина.
Отряд "Каскад" был уникальный силой специального на­значения, так как наиболее соответствовал характеру вой­ны в Афганистане. Офицеры спецподразделения были в основном готовы к тактике партизанской войны противника и в целом знали, что ей противопоставить. Так освоившись с обстановкой, "каскадеры" за сравнительно короткий срок могли не только правильно и объективно докладывать о том, что случилось "вчера", но и с большой долей вероят­ности прогнозировать предстоящие события, так как зна­ние военного, страноведческого и национально-психологи­ческого пласта партизанской тактики душманов часто по­могало предвидеть, как поведет себя противник "завтра".
Несколько слов об условиях деятельности Каскада".
Команды отряда дислоцировались в восьми крупнейших территориально-административных центрах Афганистана (зоны ответственности), удаленных от Кабула от 200 км (Кандагар, Газни, Джелалабад) до 500-700-1000 км (Ге­рат, Файзабад). В отдельные периоды до 70 процентов тер­риторий, находящихся в зоне ответственности конкретных команд "Каскада", были под контролем противника. Таким образом только высокая дисциплина, строгое выполнение указаний руководства отряда, поддержание постоянной на­дежной связи с главным штабом в Кабуле являлись непре­менными составляющими успеха деятельности "Каскада".
Основными задачами "Каскада", которые поставил его ко­мандиру начальник внешней разведки КГБ Крючков В. А., бы­ли: оказание помощи в создании органов безопасности на местах, организация агентурно-оперативной работы против бандформирований, организация и проведение специальных мероприятий против наиболее агрессивных противников аф­ганского народного режима и СССР. В последующем к этим задачам добавлялись новые, но они в принципе носили вспомогательный характер.
Так, например, решением Центра "Каскаду" был передан в оперативное подчинение отряд спецназначения МВД "Ко­бальт" со своим кругом задач. В отряде "Кобальт" было 600 со­трудников, вместе с "Каскадом" это составило 1600 человек.
Крючков В. А. не только ставил задачи "Каскаду", но и делал все возможное для того, чтобы облегчить их решение, если это зависело от Центра. Постоянное внимание к отряду, забота о его нуждах, поддержка начинаний, моральное и материальное стимулирование, награды отличившимся, контрольные приез­ды в команды "Каскада" — все это и многое другое были в чис­ле "повседневных дел" начальника внешней разведки. На имя Крючкова В. А. направлялась развединформация "Каскада", его отчеты о боевых действиях, оценки и прогнозы обстанов­ки. Такое же внимание к "Каскаду" проявляли заместители Крючкова генералы Кирпиченко В. А. и Дроздов Ю. И.
"Каскад" имел двойное подчинение: Центру, а на месте, в са­мом Афганистане, — представительству КГБ. Возглавлявшие его генералы Спальников В. Н., а затем Воскобойников Б. Н. понима­ли нужды "каскадеров", ценили их за результативность действий и точность добытых сведений, принимали самое деятельное уча­стие в повседневной жизни спецподразделения.
С первых шагов любую посильную помощь "Каскаду" оказы­вали Генштаб и 40-я армия. Армейские командиры видели в "каскадерах" своих братьев по оружию, а те отвечали военным товарищам взаимной признательностью и благодарностью. "Каскад" числился отдельной воинской частью, и по приказу ко­мандарма весь личный состав отряда был поставлен на доволь­ствие в 40-й армии. А это означало многое: переброска по воз­духу военной, транспортной и специальной техники и вооруже­ния отряда; его снаряжения и оборудования; мощных радио­станций, смонтированных на машинах; экипировки, снабжение продуктами и ГСМ, медобслуживание и так далее и тому продобное. Особую признательность до сих пор испытывают "каскадеры" к Маршалам Советского Союза С. Л. Соколову и С. Ф. Ахромееву за их постоянную поддержку "Каскада" и веру в объективность добытой им развединформации о противнике, за мудрые советы и рекомендации, за участие в разработке и руководстве уникальными оперативно-боевыми операциями.
Со временем, когда "Каскад" стал поставлять армейцам точные и проверенные сведения по бандформированиям, неоднократно проводились совместные операции. В конце концов то, что называется координацией и взаимодействи­ем, стало нормой жизни в деятельности двух боевых еди­ниц. При этом негласно действовал принцип: "Каждый де­лает свое дело, а сообща делается наше дело".
Ежедневно данные о дислокации бандформирований вы­носились в штаб 40-й армии на реализацию через авиа- и артудары. И здесь добавлялся еще один принцип деятельности "Каскада": мирное население страдать не должно. Ко­нечно добиться полной реализации этого принципа в усло­виях современных военных действий вряд ли возможно, и надо быть очень наивным человеком, чтобы упрекать за это летчиков или десантников. Но стремиться свести жертвы до минимума было делом чести и совести "каскадеров". И час­то по требованию уполномоченных "Каскада" отменялись бомбоштурмовые удары из-за близости проживания населе­ния к местам дислокации банд; выбирались оптимальные ва­рианты или принимались соответствующие оперативные ме­ры к вытеснению противника на удобные для нас позиции.
Что собой представлял противник? Его отряды назывались по-разному в зависимости от меняющейся конъюнктуры, поли­тических веяний и тактических замыслов: вооруженная оппози­ция, вооруженная контрреволюция, бандформирования.
Мощная, хорошо оснащенная и вооруженная 40-я армия, численность которой в различное время колебалась от 100 до 120 тысяч военнослужащих, искусством ведения войны в горно-пустынной местности к сожалению не владела, или точнее, овладевала этим искусством в процессе борьбы.
Сильной стороной армии были точечные бомбоштурмовые удары (БШУ) или авиаудары, артиллерийские обстрелы и пря­мые боестолкновения, которых противник боялся и избегал.
Армии противостояли мятежные силы, по различным оценкам они насчитывали от 150 тысяч до 200 тысяч. Ак­тивная часть бандформирований составляла около 70 ты­сяч, объединенных приблизительно в 1500 бандгрупп.
Советские и афганские вооруженные силы (с учетом войсковых подразделений всех силовых структур) не пре­вышали 300 тысяч человек, численность вооруженных фор­мирований противника составляла до 100 тысяч человек. Соотношение было три к одному.
А вот американские специалисты из научно-исследова­тельских институтов, проанализировав прошлые войны, которые велись в горно-пустынной местности, пришли к выводу, что для их успешного ведения и ликвидации пар­тизан способом, например, окружения необходимо соот­ношение десять к одному. Или один летчик на 15-20 пар­тизан. Так сказать, информация к размышлению!
Цифры вообще красноречивы! Например, 60 процентов грузов, предназначенных в основном для военных целей, пе­реправлялось в Афганистан из Советского Союза по воздуху (даже портянки для солдат везли из Ташкента). Стратегиче­ски 40-я армия была оторвана от своих основных тылов.
Противнику же помощь (500 — 600 караванов в год) шла по караванным тропам из соседних Пакистана и Ирана. Эта по­мощь наращивалась за счет США, арабских и западных стран.
Увеличивалась из года в год и помощь душманам в обучении их кадров. Если СССР готовил на своей территории в различ­ных училищах и школах до 50 тысяч афганских специалистов ежегодно, то у противника эта цифра была в 3-4 раза выше.
Душманы проходили обучение в 124-х центрах подготов­ки в Пакистане и в 18-ти — на территории Ирана. В Паки­стане этой подготовкой занимались 10 бывших генералов, 40 полковников и 100 офицеров рангом пониже.
Чтобы получить представление о тактических приемах и способах ведения боевых действий душманами приведем не­большую выдержку из учебного пособия "150 вопросов и отве­тов для партизанских отрядов" (или отрядов моджахедов в бо­лее точном переводе, хотя по сути эти понятия идентичны):
"Основными целями вооруженных акций моджахедов являют­ся нападения на экономические объекты, административные центры, госучреждения, гарнизоны, посты армии и Царандоя и так далее. При проведении масштабных операций партизанские группы и отряды объединяются в более крупные формирования. При ведении боевых действий:
• следует использовать просчеты противника (отсутствие бо­ковых дозоров при движении, неумелый выбор позиций в горах и так далее), создавать видимость окружения, вызывать панику;
• умело выбирать время действий; предпочтительнее начинать операцию в 16 — 17 часов и выходить с поля боя под покровом ночи, используя минирование и завалы при отходах, методы действий менять в зависимости от весен­не-летнего или осенне-зимнего периода;
• создавать ложное представление о своих истинных си­лах и затруднять их обнаружение, используя тактику неожи­данных перемещений, маневрирование и рейдирование;
• обстреливать вертолеты из окопов в виде вертикаль­ных шахт, пещер, карнизов горных скал, бить по последне­му идущему в звене вертолету;
• устраивать на господствующих высотах позиции для ДШК (спаренный пулемет Дегтярева-Шпагина-Калашникова) и ЗГУ (зенитно-горная установка), пристреливать заранее открытые участки местности, важные в тактическом отношении; практи­ковать обстрел самолетов и вертолетов при взлете и посадке, а при их снижении атаковать с расстояния 300-500 м;
• брать под контроль автомагистрали и другие коммуни­кации с целью вызвать перебои в снабжении оружием, продовольствием, ГСМ и прочим, затруднить доставку предме­тов первой необходимости в населенные пункты и отвлечь войска на охрану транспортных магистралей; наиболее уяз­вимыми местами на них являются мосты и туннели — их надлежит выводить из строя на длительное время".
Все это напрямую входит в специфическое понятие "такти­ка вооруженных формирований противника партизанского ти­па". Здесь конечно много значат определяющие факторы этой тактики: регион действий, характер вооружения, географиче­ские и климатические особенности, уклад жизни, место рели­гии в обществе, степень политической изолированности на­родных масс. Однако, как свидетельствует указанная выдерж­ка из пособия, у афганских бандформирований была и своя специфика, своя тактическая особенность, очень напоминаю­щая другой регион в последнюю пятилетку 20-го века.
Основная трудность при подавлении банддвижения заклю­чалась в поиске, обнаружении и уничтожении с помощью во­енных, а иногда и самостоятельно, ловко маскирующегося противника. В связи с этим тактике противника противостоя­ла тактика "Каскада" с четко обозначенными тремя составля­ющими: разведывательные операции, оперативно-боевые мероприятия, специальные акции. Их суть раскрыта во мно­гих работах по Афгану как в закрытых, так и в открытых изда­ниях. Хотелось бы привести лишь один пример, раскрываю­щий трудность работы с источниками информации "Каскада", которые не только надо было найти, но и организовать рабо­ту таким образом, чтобы получать достоверные сведения. Большой проблемой была проверка этих источников.
Проверить честность и искреннюю готовность источника информации выполнять задания "Каскада" или приносить "в клювике" достоверные сведения было чрезвычайно сложно. В основу мероприятий по проверке и закреплению этих лиц была положена оценка объективных сторон воен­ных действий в Афганистане.
Война — это кровь, и если ты участник военных дейст­вий, то прямо или косвенно на тебе будут пятна крови про­тивника. А если этот противник исповедует принцип кров­ной мести, то пролив однажды его кровь, ты прочно стано­вишься в ряды воинов противостоящей стороны.
Так и стал основным способом проверки и закрепления источника информации "метод соучастия":
• он приносил данные, позволяющие нанести по банде удар; его брали на вертолет, по его наводке осуществляли БШУ, и он своими глазами видел результаты собственной работы;
• он сообщал сведения о маршруте движения каравана с оружием; на караванной тропе устраивалась засада, участ­ником которой становился и сам источник информации; ору­жие и сопровождающие его лица захватывались или уничто­жались, и он опять-таки видел результаты своего труда.
Обратной дороги после таких проверок у источников ин­формации как правило не было.
Всего в Афганистане с июля 1980 года по апрель 1984 года действовало пять спецподразделений "Каскад":
"Каскад-1" (6 месяцев),
"Каскад-2" (6 месяцев),
"Каскад-3" (9 месяцев),
"Каскад-4" (1 год),
"Омега" (1 год).
Командиром первых трех "Каскадов" был Лазаренко А. И., "Каскад-4" возглавил Савинцев Е. А., "Омегой" руководил Кикоть В.И. Все трое - бывшие сотрудники Спецотдела внешней разведки КГБ.
В 1981 году была воплощена в жизнь идея генерала Дроздова Ю. И., и создано профессиональное кадровое оперативно-боевое подразделение — Группа специального назначения "Вымпел". Его задачи были достаточно мас­штабными, и они хорошо известны. Однако шла война в Афганистане, и "Вымпел", ядро которого составили "каска­деры", выполнял задачи и на "афганском" направлении. Уже в апреле 1982 года "Вымпел" направил в Афганистан свое кадровое спецподразделение "Каскад-4" (первый уси­ленный оперативно-боевой отдел) в составе 128 человек.
Как уже было сказано, к тому времени его командиром был назначен заместитель начальника "Вымпела" Савинцев Е. А. Этот человек был одним из тех, кто стоял у истоков создания "Вымпела", проделав огромную организационную работу. Он являлся участником борьбы с бандформированиями украин­ских националистов после окончания Великой Отечественной войны, служил под руководством знаменитого генерала Судо-платова П. А., имел большой опыт работы в разведке за рубе­жом, являлся профессионалом самого высокого класса.
Первые три "Каскада" выполнили одну из сложных задач по созданию как национальных органов безопасности (ХАД), так и главным образом одной из его структур — знаменитого 5-го Управления, осуществлявшего непосредственную антитерро­ристическую деятельность против бандформирований. Поэто­му главной задачей "Каскада-4" было "оказание помощи руко­водству афганских партнеров и ХАД в выявлении и пресечении подрывной деятельности контрреволюционного подполья, бандформирований и террористических групп в становлении и укреплении национальных органов безопасности".
Все это означало проведение в полном объеме разведдеятельности, оперативно-боевых и специальных операций, подготовку сведений для авиаударов, ликвидации бандгрупп и так далее.
Выполнив задачи, "Каскад-4" в апреле 1983 года возвра­тился на Родину, а эстафету у него приняла "Омега".
При подготовке "каскадеров" "Омеги" был учтен положи­тельный и отрицательный опыт оперативно-боевых дейст­вий в Афганистане. Во главе команд "Омеги" были постав­лены опытные офицеры, уже побывавшие ранее в "Зени­те" или "Каскаде". В отличие от предыдущих отрядов "Омеге" предписывалось сделать акцент на советническо-инструкторскую деятельность в подразделениях ХАД, веду­щих борьбу с банддвижением, на ведении агентурно-опе-ративной работы в интересах Центра и на проведении оперативно-боевых и специальных мероприятий.
Итоги деятельности "каскадеров" "Омеги" таковы:
• участие в подготовке и проведении 12-ти крупномас­штабных войсковых и в более 300 локальных оперативно-войсковых операциях;
• по разведданным отряда нанесено 1500 авиаударов по местам дислокации бандформирований;
• был проведен ряд спецмероприятий по ликвидации наиболее непримиримых бандглаварей;
• офицеры со знанием местных языков использовались для проведения активных мероприятий по разложению банддвижений в Афганистане;
• оказана существенная помощь в становлении опера­тивного полка 5-го Управления ХАД путем организации и проведения учебного процесса с его личным составом.
Выполнив задачи, "Омега" возвратилась на Родину в ап­реле 1984 года.
"Каскад-4" и "Омега" в своей деятельности были подот­четны заместителю начальника внешней разведки генера­лу Дроздову Ю. И., начальнику Спецотдела генералу Ефи­мову Н. В. (а позже — генералу Толстикову В. К.), а также командиру "Вымпела" капитану 1-го ранга Э. Г. Козлову.
Герой Советского Союза Э. Г. Козлов квалифицирован­но осуществлял руководство подразделениями "Вымпела", воевавшими в Афганистане. Человек особого личного му­жества, вдумчивый командир, высококвалифицированный профессионал спецназа, он с большим вниманием отно­сился к "каскадерам", неоднократно выезжал в команды спецподразделений, оказывая неоценимую помощь дело­выми советами сотрудникам и командирам всех звеньев.
Это при его поддержке, уже после завершения "каскад­ной" кампании, еще 94 сотрудника "Вымпела" вплоть до 1987 года осуществляли советническо-инструкторскую по­мощь ХАД Афганистана (из них 23 советника), а 61 "вым-пеловец" прошел там боевую обкатку в качестве стажеров.
Категория: Проза | Просмотров: 74 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]