"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2020 » Декабрь » 29 » КОГДА ЗАКОНЧИЛАСЬ ВОЙНА В АФГАНИСТАНЕ
05:05
КОГДА ЗАКОНЧИЛАСЬ ВОЙНА В АФГАНИСТАНЕ
КОГДА ЗАКОНЧИЛАСЬ ВОЙНА В АФГАНИСТАНЕ
ЭВАКУАЦИЯ
 Андрей Грешнов,Павел Андреев,Скрипник Сергей - Afgan..
Весна 1992г.стала временем, которое резко изменило весь ход истории Афганистана. Именно тогда закончил свое существование ориентированный на СССР режим, существовавший там с 1978 года и возглавлявшийся в последнее время президентом Наджибуллой.

Фото Эвакуация на кабульском аэродроме, 1992 год.
В конце апреля 1992 года в Кабул вошли военные формирования различных исламистских военно-политических группировок, известных в Aфганистане, мусульманских странах и государствах Запада как моджахеды и называвшиеся душманами в СССР, и лишь в после начала в 1986 году в Афганистане проведения политики национального примирения, получившие в нашей стране наименование “боевые отряды вооруженной афганской оппозиции”. Лето 1992 года выдалось в Кабуле очень жарким как в прямом, так и в переносном смысле. Ограниченный контингент советских войск ушел из страны в феврале 1989года. Но междоусобицу это не остановило.Сразу же после того как последние части ОКСВ покинули афганскую территорию, в стране было введено чрезвычайное положение. Объявлялось также о создании Высшего совета обороны Республики Афганистан и изменениях в составе правительства страны. Оппозиция резко активизировала свои усилия по свержению вооруженным путем режима Наджибуллы. Однако, несмотря на многочисленные заявления, моджахеды не смогли захватить власть ни в одном из ключевых районов Афганистана (Кабул, Джелалабад, Кандагар, Герат и др.). Основные силы мятежников сосредоточились в это время под Джелалабадом (город, расположенный на востоке страны, неподалеку от пакистанской границы) с целью его захвата и перевода туда «переходного правительства». Но правительственные войска сумели удержать свои позиции и защитили провинциальный центр. Не добившись первоначально успеха, мятежники не отказались от своих планов и готовились к новому широкомасштабному наступлению на город: подтягивали сюда дополнительные силы и средства, продолжали интенсивные обстрелы жилых кварталов, аэродрома и позиций правительственных сил. Воруженные силы РА, со своей стороны, стремились сорвать готовящееся наступление. Подвергали формирования мятежников систематическим бомбо-штурмовым, артиллерийским ударам, нанося им чувствительный урон. Тем не менее ситуация под Джелалабадом оставалась напряженной. Защитники провинциального центра испытывали нехватку боеприпасов, ГСМ и продовольствия, которые доставлялись им только по воздуху. Попытки правительственных сил восстановить контроль над захваченными мятежниками участками дороги Кабул - Джелалабад (восточнее Саруби) успеха не приносили. После предательства руководством России афганских союзников и прекращения в начале 1992 года поставок вооружения и боеприпасов правительственным войскам ситуация в Афганистане начала заметно ухудшаться и постепенно приняла для режима Наджибуллы обвальный характер. Ведь с распадом Советского Союза он лишился не только помощи и поддержки, но и последней надежды на ее возобновление в перспективе. В моральном плане это оказывало наиболее пагубное влияние. Несмотря на вступившие в силу советско-американские договоренности о взаимном прекращении военных поставок воюющим в Афганистане сторонам, интенсивность перебросок оружия и боеприпасов моджахедам с территории Пакистана в различные районы страны не снижалась. При этом в качестве перевалочной базы на пакистанской территории использовалась Ланди-Котал . Из районов Парачинар, Спинвам, Мирамшах в юго-восточные районы РА осуществлялись интенсивные переброски вооруженных отрядов, бронетанковой техники, оружия и боеприпасов. Это давало им возможность усиливать военное давление на правительственные силы. Руководство оппозиции начало реализовывать план, который оно намеревалось ввести в действие сразу же после вывода советских войск, но тогда осуществить его не удалось, так как Наджибулле оказывалась мощная поддержка со стороны Советского Союза. В Кабуле оппозиционное подполье активизировало диверсионно-террористическую деятельность с целью формирования у населения панических настроений и демонстрации неспособности властей контролировать деятельность подполья в городе. В ряде районов столицы были осуществлены подрывы взрывных устройств. В стране стала ощущаться острая нехватка топлива и продовольствия, в связи с чем росло недовольство деятельностью властей среди населения и в Вооруженных силах. Оппозиция, срывая мероприятия по обеспечению населения и военнослужащих предметами первой необходимости, значительно активизировала агитационную и подрывную деятельность. В пропагандистской кампании активно использовались солдаты и офицеры, попавшие в плен в ходе боевых действий в весенне-летний период, которые за денежное вознаграждение вели антиправительственную агитацию. Руководство вооруженной оппозиции пользовалось сложившейся ситуацией для подкупа личного состава и командиров подразделений. Только штаб-квартира ИПА выделила своим полевым командирам, действующим на северном, северо-восточном и логарском направлениях, на эти цели около 1 млрд. афгани. В ряде провинций страны участились случаи вступления мятежников в контакт с военнослужащими правительственных войск на передовых позициях с целью склонения их к переходу на свою сторону или приобретения оружия и боеприпасов. Одновременно вооруженная оппозиция активизировала боевые действия в ключевых районах Афганистана, при этом наибольшая ее активность отмечалась в центральных и пограничных с Пакистаном провинциях: Нангархаре, Пактии, Кандагаре. Обострилась обстановка в зонах коммуникаций Хайратон - Кабул и Шархан - Баглан. Полевым командирам Исламского общества Афганистана (ИОА) в провинциях Балх, Саманган и Кундуз поступили указания из штаб-квартиры усилить контроль и ежедневно докладывать по радио о движении грузов из Хайратона и Ширхана в направлении Кабула. Один из лидеров ИОА Ахмад Шах Масуд поставил задачу командирам подчиненных отрядов, действующим в зонах дорог, приступить к организации систематических нападений на транспортные колонны с целью захвата перевозимых грузов.

На севере страны в Хайратоне скопилось большое количество народнохозяйственных грузов. Водители грузовых автомашин в категоричной форме отказывались участвовать в перевозках из-за нестабильной обстановки на транспортных коммуникациях. Мятежниками были блокированы дороги Хайратон - Мазари-Шариф (провинция Балх) и Мазари-Шариф - Айбак (провинция Саманган) в районе ущелья Хольм (20 км южн. Ташкурган). Правительственные силы принимали меры для восстановления движения на коммуникациях, но они были малоэффективными. В результате этого в тяжелом положении оказалось население афганской столицы. Наряду с продолжающимся вооруженным давлением на органы госвласти антиправительственные силы в большинстве районов страны стали проводить кампанию по выборам представителей для участия в заседании так называемого руководящего Совета Джихада. В феврале в базовом районе Джавара состоялось заседание Всеафганского совета полевых командиров, в работе которого приняли участие 550 человек. Впервые на заседании Совета присутствовала делегация проиранской Партии исламского единства Афганистана (ПИЕА). В принятом коммюнике все полевые командиры и руководство оппозиции призывались бойкотировать любые предложения кабульского режима о прекращении огня, активизировать боевые действия против органов госвласти на всей территории страны, отвергать любое иностранное вмешательство в вопросы афганского урегулирования. В ходе работы Всеафганского совета полевых командиров был сформирован специальный комитет по координации боевых действий на территории Афганистана и принято решение о начале создания регулярной армии. Иран также стремился закрепить свои позиции на западе Афганистана и получить выход в северные и центральные районы страны. Иранские спецслужбы активизировали усилия для создания «Союза полевых командиров» северо-западной зоны Афганистана (провинции Герат, Бадгис и Гор) в составе «Исламского общества Афганистана», «Движения исламской революции Афганистана», «Партии аллаха» и «Партии исламского единства Афганистана». В Мешхеде была открыта штаб-квартира нового «Союза» (ее возглавлял Моулави Осман). На официальном уровне Тегеран предпринимал шаги для развития приграничных связей с Афганистаном.

Однако главная опасность для Наджибуллы пришла с севера. Там произошел всплеск национальных чувств, эксплуатируемый честолюбивыми, рвущимися к власти политиками. Попытки по-прежнему диктовать свои условия со стороны пуштунов натолкнулись на организованное сопротивление представителей национальных меньшинств в Вооруженных силах. А началось с того, что Наджибулла попытался сместить со своего поста командира дислоцирующейся в Хайратоне 70-й мбр МГБ генерала Мумина (таджика) и назначить на его место пуштуна. Сторонники Мумина, представленные командирами различных частей и подразделений, открыто выступили против проводимой руководством страны пуштунизации офицерского состава на севере Афганистана. Для разрешения возможного конфликта Наджибулла пригласил Мумина, а также командиров 53-й и 80-й пд (А. Р. Дустома и Саид Мансура Надери), выражающих интересы национальных меньшинств, в Кабул. Но они отказались принять это приглашение. Не удалось восстановить взаимоотношения и после посещения Мазари-Шарифа высокопоставленными должностными лицами из числа высшего руководства государства и Вооруженных сил. Ситуация еще больше осложнилась после того, как во второй половине 7 февраля в результате теракта в Кабуле был тяжело ранен выстрелом из пистолета бывший председатель Совета министров РА, один из лидеров хазарейского меньшинства Султан Али Кештманд. Появились слухи о причастности спецслужб к этой акции, что привело к дальнейшей эскалации конфликта на севере Афганистана и резкому обострению обстановки в самой стране. Ведь накануне покушения С. А. Кештманд в интервью корреспонденту Би-Би-Си заявил, что страна только тогда будет единой и мирной, когда будут гарантированы права нацменьшинств и пуштунское руководство разделит власть с другими, и призвал ООН выступить в качестве гаранта данных условий. Кроме того, органы МГБ располагают данными о его активных контактах с представителями национальных меньшинств севера РА, выступающих против политики пуштунизации, проводимой президентом Наджибуллой. Участились вооруженные столкновения между подразделениями 53-й, 80-й пехотных дивизий, с одной стороны, и верными президенту Наджибулле войсками - с другой. Практически прекратилось сообщение по дороге Хайратон - Кабул, северный участок которой находился под контролем Дустома и Надери. В северных провинциях сохранялось вооруженное противостояние между воинскими формированиями нацменьшинств и войсками, выступающими на стороне руководства Афганистана. С утра 13 февраля 1992 года в уезде Арча провинции Джаузджан подразделения 4-й бригады МВД атаковали позиции 53-й пехотной дивизии (узбекской). С обеих сторон имелись потери в живой силе и технике. По докладу полевых командиров ИОА в штаб-квартиру в Пешаваре, группа сторонников президента якобы арестовала в Хайратоне командира 70-й мбр МГБ генерал-майора Мумина. В связи с чем командир 53-й пд генерал-полковник Дустум заявил о прекращении сотрудничества с Наджибуллой. С утра 14 февраля подразделения 511-й пбр из состава 53-й пд начали обстрел штаба и военного городка 525-й пгбр, дислоцирую щейся в Даулатабаде (провинция Фарьяб). В провинциях Джаузджан и Балх в состоянии полной готовности к отражению возможных нападений со стороны верных президенту войск находятся части 53-й и 80-й пд. Над их районами расположения выполняют демонстрационные полеты боевые самолеты ВВС РА… Непростое положение стало складываться и в других районах Афганистана. В частях и соединениях 2-го армейского корпуса, составляющего основу группировки правительственных войск на юге, резко снизился морально-боевой дух младшего командного и рядового состава, 80% которого был укомплектованы представителями нацменьшинств севера. Участились случаи массового отказа военнослужащих от участия в боевых действиях. Лидер ИОА Б. Раббани направил руководителю панджшерской группировки А. Ш. Масуду указание обратиться к командиру племенных соединений (53-й, 80-й пд, 70-й мбр МГБ) выступить единым фронтом против режима Наджибуллы. Командиры племенных пуштунских подразделений стали устанавливать контакты с оппозицией с целью организации противодействия возможным вооруженным выступлениям нацменьшинств. Таким образом, национальные корни оказались самыми прочными, превзойдя и идеологические, и исламские. Наджибулла попытался найти выход из создавшегося положения путем объединения усилий с пуштунскими силами из оппозиции и поиска компромисса на национальной основе. В частности, он искал союза с Гульбеддином Хекматияром с целью не допустить раскола Афганистана в связи с сепаратистскими настроениями народов РА, а также желанием сохранить в стране господствующее положение пуштунов. Стали поступать сведения о контактах сторонников Наджибуллы с Хекматияром. В первых числах февраля 1992 года имели место контакты представителей Наджибуллы с лидером ИПА Г. Хекматияром, находившимся в течение нескольких дней в районе Майданшахр (провинция Вардак). Инициатива в организации такой встречи принадлежала президенту РА, который надеялся склонить Г. Хекматияра к участию в решении афганской проблемы на основе заключения компромиссных соглашений между всеми конфликтующими сторонами. Во время переговоров представители Наджибуллы пытались сыграть на националистических взглядах и настроениях руководителя ИПА. Они предлагали Хекматияру объединить усилия пуштунов, включая вооруженные формирования ИПА, для противодействия антипуштунскому движению в северных провинциях «ради устранения возникшей опасности раскола Афганистана». При этом учитывали тот факт, что именно с такого рода инициативой два месяца назад обращался к афганским властям сам Г. Хекматияр. Посланцы Наджибуллы пытались также обсудить вопрос об участии в переходных структурах власти президента РА, однако лидер ИПА заявил, что он не будет вести разговор на эту тему, так как не намерен менять собственную позицию и не собирается менять мнение своей партии, выступающей вместе с ним против включения в коалиционное правительство бывшего монарха Захир Шаха, Наджибуллы и связанных с ними лиц. На совещании полевых командиров кабульской зоны Г. Хекматияр заявил, что переговоры не дали положительного результата из-за продолжающегося «упорства» Наджибуллы, который категорически отказывается уйти с занимаемого поста и по-прежнему демонстрирует готовность пожертвовать тысячами афганцев. В связи с этим моджахеды ИПА и других группировок «Альянса семи», оставшиеся верными идее джихада, должны готовиться к решительному штурму Кабула, хотя, как отметил Г. Хекматияр, данную операцию надо рассматривать в качестве вынужденной меры. Он также говорил о наличии возможности захвата власти в столице путем организации массовых демонстраций и акций гражданского неповиновения с требованиями отставки Наджибуллы и устранения с политической арены партии «Отечество» (правоприемница НДПА), являющейся, по его оценке, главной виновницей развязывания братоубийственной войны. Информация о состоявшихся в районе Майданшахра контактах представителей президента с Г. Хекматияром получила распространение и активно использовалась противниками Наджибуллы для его дискредитации. В частности, среди этнических меньшинств делался акцент на то, что стороны якобы договорились о совместных вооруженных действиях против национальных формирований, отказывающихся подчиняться центральным властям в ответ на проводимую президентом РА политику пуштунизации государственно-административного аппарата и командного состава частей и соединений в северных районах страны. Противостояние военных структур переросло в межнациональную рознь среди гражданского населения. Крайне негативно воспринимали нацменьшинства попытки пуштунского руководства страны расселять на территории северных территорий возвращающихся из Пакистана и Ирана афганских беженцев с предоставлением им льгот при получении земельных наделов. Лидеры северных нацменьшинств объявили об образовании общества «Север» и обратились к центральным властям с просьбой о его признании, но Наджибулла ответил отказом, он заявил о готовности вооруженным путем подавить развернувшееся движение «северян» за свои права и отдал распоряжение о формировании пуштунского погранотряда. Тем временем силы моджахедов активизировали свои действия в северных районах Афганистана, в частности атаковали 588-ю пгбр в уезде Даулатабад (провинция Балх) и захватили несколько опорных пунктов. В провинции Джаузджан мятежники разгромили оперативный батальон царандоя в районе уездного центра Акча (40 км северо-восточнее Шиберган). Части и подразделения северных нацменьшинств (53-я, 80-я пд) в ходе боевых действий соблюдали нейтралитет, что способствовало поражению частей, укомплектованных личным составом пуштунской национальности. Продолжались боестолкновения подразделений 81-го и 90-го племенных полков МВД (пуштуны) с частями 80-й пд (исмаилиты) в районе Пули-Хумри (провинция Баглан). Племенные формирования исмаилитов вели активные наступательные действия с целью вытеснения пуштунов с территории провинции.

Командир 511-й пбр 53-й пд (Файзабад, 40 км сев. Меймене) полковник Абдул Расул сместил с постов в провинциальном руководстве лиц пуштунской национальности, в том числе им также был отстранен от должности командир 35-го оп МВД, а личный состав полка разоружен. Командир 53-й пд генерал-полковник Дустом установил тесные контакты с общим бандглаварем ИПА в провинции Фарьяб «инженером» Насимом для совместных действий по изгнанию пуштунов с территории провинций. Повышенная активность вооруженных формирований оппозиции началась примерно с середины марта также в центральных и приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях страны. На обстановку в Кабуле дестабилизирующее влияние оказывали события в северных провинциях страны. Среди различных слоев населения и военнослужащих отмечался рост националистических настроений, угрожающих перерасти в межнациональные столкновения. В режимной зоне Кабула мятежники продолжали создание группировки для усиления огневого воздействия по жилым кварталам, позициям войск, аэродрому и другим военным объектам столицы. Оппозиции удалось создать дееспособную группировку, имеющую возможность вести боевые действия против правительственных войск на первой линии обороны столицы. Численность моджахедов в зоне обороны Кабула составляла 23,5 тысЯЧИ человек. В случае необходимости она могла быть увеличена на 16-18 тысяч человек. за счет перебросок групп с территории провинций Вардак (5 тысяч человек), Парван (5 тысяч человек), Логар (5 тысяч человек), Каписа (2 тысячи человек) и Бамиан (1 тысяча человек), не входящих в режимную зону. В провинции Парван поддерживалась напряженность в районах Чарикар и Джабаль-Уссарадж и в зоне авиабазы Баграм с целью срыва полетов боевой авиации. 14 марта в соответствии с призывами оппозиции население Герата отметило очередную годовщину «гератского восстания» (1979 годв), приняв участие в акте гражданского неповиновения властям. Все торговые точки были закрыты, государственные учреждения не работали. Боевые формирования оппозиции продолжали расширять масштабы вооруженной борьбы с правительственными войсками. Одновременно среди личного состава воинских гарнизонов в важных административно-политических центрах моджахеды усилили подрывную пропаганду с целью убедить военнослужащих о бессмысленности сопротивления и необходимости перехода на их сторону. Из-за неопределенности ситуации и массированной пропаганды мятежников произошло резкое падение морального духа и боевой устойчивости личного состава практически всех категорий военнослужащих, что впоследствии привело к сдаче без боя населенных пунктов, контролируемых госвластью. И все-таки определяющее влияние на развитие событий в стране оказывала сложная обстановка на севере Афганистана. В провинции Балх части 53-й пд взяли под свой контроль Мазари-Шариф и авиабазу. Формирования ИОА, используя сложившуюся ситуацию, овладели рядом населенных пунктов западнее Мазари-Шариф и захватили большое количество вооружения, в том числе тяжелого. При этом моджахеды не вступали в вооруженную конфронтацию с подразделениями 53-й пд. Отмечались бесчинства военнослужащих 53-й пд в отношении местного пуштунского населения. Командование 588-й пгбр (укомплектованная в основном пуштунами), дислоцирующейся в уездном центре Балх, заявило о переходе на сторону формирований ИПА. В целях предотвращения расширения масштабов вооруженной конфронтации на межнациональной основе генерал-полковник Р. Дустом приказал подчиненным подразделениям в провинциях Джаузджан и Сари-Пуль (580-й и 607-й пп) разоружить части МВД (4-я бр, 34-й и 53-й оп, 74-й полк, 80-й горный полк, 3-я бр, 790-й полк) и МГБ (44-й пп), а также провести аресты лиц пуштунской национальности среди местного руководства. На очередном заседании «Высшего совета Севера» с участием представителей всех оппозиционных партий и командования 53-й и 80-й пд была принята декларация, в которой высказывалась поддержка плана мирного урегулирования афганской проблемы без участия в этом процессе Наджибуллы. Одновременно продолжалось дальнейшее укрепление и консолидация оппозиционных режиму сил. Представителям всех партий моджахедов и командования вооруженных формирований нацменьшинств (53-й, 80-й пд, 70-й мбр), входящим в «Высший совет Севера», удалось достигнуть полного взаимопонимания в решении основных вопросов их деятельности. В целях поддержания порядка на контролируемой территории было введено положение о строгом наказании, вплоть до расстрела, лиц, виновных в провоцировании вооруженных конфликтов, грабежа и мародерства. К этому времени моджахеды овладели практически всеми районами Афганистана и стали подходить к столице. В режимной зоне Кабула отмечалась концентрация сил Ахмад Шаха Масуда на северном и северо-западном направлениях, в уездах Мирбачакот, Шакардара и Дехисаб. Передовые отряды ИОА (Панджшер) вышли к постам первой линии обороны Кабула. Отряды ИПА, не встречая сопротивления, начали выдвижение к Кабулу с южного направления. Силы оппозиции проиранской ориентации также нацелились на участие во взятии Кабула и осуществляли сосредоточение своих отрядов на западных и юго-западных подступах к городу. Среди представителей афганского руководства, выступающих за широкое сотрудничество с умеренной оппозицией в вопросе мирного урегулирования, утвердилось мнение о необходимости сдачи Кабула силам А. Ш. Масуда. В интересах срыва замыслов Г. Хекматияра по захвату столицы с А. Р. Дустомом на условиях отставки Наджибуллы была достигнута договоренность о переброске из Мазари-Шарифа по воздуху на южное и юго-западное направления от Кабула национальных формирований общей численностью до 4 тысяч человек. Как показали дальнейшие события, эта акция была очень своевременной и полезной: если бы в Кабул не были введены подразделения 53-й пд Дустома, то ситуация в столице могла бы тогда выйти из-под контроля и создать благоприятные условия для захвата города экстремистами и эскалации кровопролитного конфликта. Все более определяющим для обстановки в стране становится положение в зоне Кабула. После успешных действий отрядов моджахедов под непосредственным руководством Ахмад Шаха Масуда (штаб развернут в районе Гульбохар, 70 км севвернее Кабула) по взятию под контроль Чарикара, Джабаль-Уссараджа и ВВП «Баграм» возникла угроза полного овладения оппозицией Кабулом. А. Ш. Масуд планировал воспользоваться паникой и растерянностью среди афганского руководства, вызванными наступлением моджахедов, чтобы вынудить Наджибуллу отказаться от власти и обеспечить этим возможность для формирования переходного правительства на базе «Наблюдательного совета» ИОАП. Такое требование президенту РА было высказано Ф. Маздаком, М. Рафи, А. Вакилем и Н. Кавьяни от имени Масуда на утреннем заседании Исполнительного комитета Центрального совета партии «Ватан» еще 14 апреля. В случае его неприятия руководитель ИОАП намеревался продолжить силовое давление с привлечением авиации (на ВВБ «Баграм» захвачено 60 МиГ-21 и Су-22) и своей «пятой колонны» в составе подполья и просочившихся в апреле в Кабул отрядов ИОАП (до 1,5 тысячи человек), а также многочисленных своих сторонников (в столице около 70% населения составляют нацменьшинства). В связи с этим в ночь на 15 апреля было созвано экстренное заседание Исполкома Центрального совета партии «Вотан» без участия Наджибуллы, на котором было принято решение вступить в переговоры с А. Ш. Масудом и А. Р. Дустомом с целью предотвратить штурм Кабула экстремистскими группировками оппозиции. В результате проведенных контактов руководитель ИОАП остановил продвижение своих формирований, а А Р. Дустом согласился выделить национальные формирования общей численностью до 4 тысяч человек для укрепления афганской столицы. При этом кабульские представители гарантировали уход Наджибуллы. В Кабул уже было переброшено около 2 тысяч человек. Силы А. Ш. Масуда в соответствии с решением совместной «шуры» (совета) вышли на северо-восточные окраины Кабула и были намерены совместно с формированиями А. Р. Дустома взять под свой контроль столичный аэродром. В других районах страны обстановка оставалась крайне неустойчивой. Сводные отряды «Альянса семи» взяли под контроль Газни, формирования ИОА и ПИЕА захватили Калаи-Нау (провинция Бадгис). Был разгромлен правительственный гарнизон в Файзабаде (провинция Бадахшан). Вооруженные формирования Турана Исмаила заняли Герат. Средства массовой информации постоянно передавали содержание заявлений внешнеполитических ведомств США, Пакистана и Ирана, предостерегавщих моджахедов от попыток захватить Кабул силой в нарушение плана ООН по мирному решению афганской проблемы. В Кабуле был создан «Временный военный совет», который возглавил министр иностранных дел Абдул Вакиль, являвшийся одним из активных членов оппозиционного Наджибулле комитета, еще в январе-феврале требовавший отставки Наджибуллы и характеризовавший его в качестве главного сдерживающего фактора на пути ускорения процесса урегулирования в рамках плана ООН. Политическое руководство страной осуществляла группа лиц, оргядро которой возглавлял А. Вакиль. Функции президента выполняли четыре вице-президента - А. Р. Хатеф, М. Рафи, А. Х. Мохтат и А. В. Сораби. В Чарикаре состоялась встреча А. Вакиля с А. Ш. Масудом, в ходе которой обсуждались принципиальные направления сотрудничества в целях достижения мира в стране. Однако среди населения и моджахедов негативно воспринималось стремление руководства партии «Отечество» открыто демонстрировать свою особую роль в происходящих событиях. Правительство РА объявило указ об амнистии некоторым категориям заключенных. Амнистия не распространяется на лиц, осужденных на срок более 7 лет за организацию взрывов, вооруженный разбой, растраты и хищения, умышленные поджоги, нападения на часовых, убийства и контрабанду. «Новое руководство» пыталось использовать хазарейские отряды для укрепления Кабула и расширения контактов с Ахмад Шахом. Бывший президент Наджибулла вместе со своей семьей, помощником И. Тухи и братом Джафсаром укрылся в миссии ООН. В Кабуле состоялась джирга авторитетов и старейшин пуштунских племен, на которой была проанализирована складывающаяся ситуация. Участники высказали озабоченность расширяющимся влиянием представителей северных нацменьшинств в руководстве страны, командовании ВС РА, что негативно воспринято пуштунами на всей территории страны. Была высказана просьба к пуштунскому руководству Афганистана о выделении вооружения для формирования пуштунского ополчения, которое будет способно противостоять А. Ш. Масуду, А. Р. Дустому, С. М. Надери и хазарейским группировкам в случае, если они попытаются полностью захватить власть. Однако более реалистично мыслящие участники джирги отвергли идею военного противоборства в столице и отклонили предложение о перебросках пуштунов в Кабул из других районов страны. Провели свою джиргу и хазарейские группировки, которые высказались за взаимодействие вооруженных отрядов с целью обеспечения своего участия в разделе сфер влияния в столице и получения достаточной квоты собственного представительства в новых органах власти на всех уровнях. Хазарейцы планировали усилить свои позиции за счет перебросок в Кабул формирований из провинций Вардак, Газни и других районов. В последней декаде апреля обстановка в Афганистане коренным образом изменилась и характеризовалась стремительным расширением сфер влияния моджахедов по всей стране. Вооруженные отряды оппозиции взяли под свой контроль последние остававшиеся в руках правительства административные центры: Джелалабад, Мехтарлам, Гардез и Кандагар. В этих районах происходило активное формирование органов местного самоуправления на национальной основе. «Новое афганское руководство» сохраняло реальную власть только в Кабуле. В столичной зоне нарастало противостояние группировок «Исламского общества в Афганистане Панджшера» (ИОАП) и «Исламской партии Афганистана» (ИПА). Полевые командиры ИОАП взаимодействовали с командованием и войсками Кабульского гарнизона. По целеуказаниям моджахедов ИОАП правительственная артиллерия наносила упреждающие удары по скоплениям мятежников ИПА на логарском, юго-западном и западном направлениях. 21 апреля А. Ш. Масуд провел совещание с подчиненными полевыми командирами, где он подтвердил свою решимость довести мирный вариант прекращения конфликта под эгидой ООН до конца. Одновременно предостерег лидера ИПА от необдуманных шагов и подчеркнул, что «располагает значительными силами для успешной обороны Кабула». Масуд отметил, что ни при каких условиях не собирается вести диалог с бывшими кабульскими властями и все его усилия направлены на предотвращение кровопролития в столице. Ахмад Шах сообщил о приведении в полную боевую готовность боевой авиации на аэродромах Баграм и Мазари-Шариф и дислоцируемых в административном центре провинции Балх расчетов пусковых установок Р-300. Масуд заверял, что новый режим в Афганистане будет либерально-исламским, при котором высокопоставленные руководители прежнего партийно-государственного аппарата без каких-либо репрессий будут уволены, работникам среднего и низшего звена будет предоставлена возможность оставаться на государственной службе. В Кабуле был создан объединенный штаб, в работе которого участвовали А. Ш. Масуд, А. Р. Дустом, С. М. Надери и представители ПИЕА. Предпринимались экстренные меры по блокированию всех возможных путей выдвижения крупных отрядов и групп экстремистской части оппозиции, пытающихся ворваться в Кабул. Руководство ИОА в Пешаваре отдало указание подчиненным силам воспрепятствовать дальнейшему наращиванию численности группировки ИПА в жилых кварталах афганской столицы. Полевые командиры ИОА направили в Пешавар донесение о том, что вошедшие в Кабул отряды моджахедов всех группировок, участвующих в «священной войне», заняли жизненно важные объекты и госучреждения. Отряды А. Ш. Масуда и подразделения А. Р. Дустома проводили в городе массовые облавы и чистки жилых кварталов с целью нейтрализации сторонников ИПА. Наиболее ожесточенные бои отмечались в старом и новом микрорайонах столицы, в крепости Бала-Хисар, у здания МИД и кабульского муниципалитета, на проспекте Майванд и в зоне президентского дворца… минометным обстрелам подверглись посольства Болгарии, Германии. Пользуясь отсутствием порядка, группа лиц разграбила посольство Чехословакии. Неоднократно моджахедами ИОАП задерживался временный поверенный в делах Пакистана в РА, и против него предпринимались провокационные действия. Было объявлено о создании «Совета джихада Кабула», в состав которого вошли полевые командиры Масуда и ряд представителей национальных формирований северян. На «Совет» были возложены функции и полномочия городского муниципалитета, в том числе обеспечение порядка в городе, а также ему предписывалось координировать свои действия с «Комиссией по обеспечению безопасности в Кабуле». По кабульскому радио было передано обращение лидера ИОА Бурханутдина Раббани к населению Афганистана. В заявлении подчеркивалось, что продолжающиеся бои в афганской столице вызваны попытками «отдельных экстремистских элементов» вернуть страну к «деспотии и залить Кабул кровью». Раббани отметил, что руководители джихада создали исламское правительство, которое в самое ближайшее время начнет свою работу. Особо им выделялась деятельность А. Ш. Масуда, вооруженные отряды которого играли доминирующую роль в контроле над столицей. Лидер ИОА выразил благодарность Пакистану, Ирану, Саудовской Аравии, другим мусульманским и немусульманским странам, поддерживающим моджахедов Афганистана в трудный период, и заверил, что после окончательной победы революции в стране Афганистан будет являться очагом мира и стабильности в регионе. В обращении Б. Раббани призвал все страны, авторитетные международные организации, включая ООН, оказать помощь народу Афганистана в возрождении страны. Таким образом, серьезным дестабилизирующим фактором положения в Афганистане являлось нарастание противостояния между пуштунами и представителями северных нацменьшинств, которые предприняли упреждающие действия с целью срыва подготовленного силами ИПА, совместно с пуштунской частью бывшего руководства, выступления в Кабуле в интересах захвата власти. Руководство объединенных сил моджахедов в Кабуле принимало меры по обеспечению безопасности прибытия в столицу группы из состава созданного в Пешаваре «Временного совета моджахедов» во главе с Себгатуллой. Моджаддади. В частности, с целью прекращения кровопролития лидер панджшерской группировки ИОА А. Ш. Масуд предпринял попытку поиска компромисса с Г. Хекматияром. На состоявшихся в Кабуле переговорах с уполномоченными представителями ИПА были обсуждены условия временного прекращения огня с 17:00 27 апреля и заключения перемирия. Однако силы ИПА начали интенсивный ракетно-артиллерийский обстрел новых жилых районов микрорайонов Кабула (занятых ИОАП) и провели диверсию на афганском радио. Отряды ИПА начали атаки из района Дехмазанг с применением минометов и артиллерии на позиции ИОАП и ПИЕА в зоне улицы Даруль-Аман в направлении здания Министерства обороны (через район расположения посольства РФ). Прибывший в столицу председатель «Совета Джихада» («Временного совета моджахедов»), глава Исламского государства Афганистан Моджаддади в первые же часы провел заседание членов «Совета» с «Комиссией по обеспечению безопасности в Кабуле». Во второй половине 27 апреля, в день 14-й годовщины Саурской революции, в МИД состоялась церемония передачи власти представителям бывшего режима новому руководству, на которую были приглашены главы дипломатических представительств в Кабуле. Казалось бы, войне пришел конец, но она вспыхнула с новой силой. Теперь уже между моджахедами различных партийных группировок. Новая администрация принимала меры по стабилизации обстановки. Объединенные силы моджахедов и А. Ш. Масуда продолжали действия по вытеснению отрядов ИПА из занимаемых ими районов в юго-восточные и южные пригороды столицы. Серьезного сопротивления со стороны моджахедов ИПА при этом не оказывалось. Несмотря на заявление «Комиссии по обеспечению безопасности в Кабуле» о том, что обстановка в столице полностью контролируется верными новому руководству силами, в отдельных районах города находились разрозненные вооруженные группы сторонников Г. Хекматияра. В заявлении представителей «Совета Джихада» всем полевым командирам, моджахедам и малишам предписывалось захваченное или изъятое в ходе боевых действий в Кабуле имущество незамедлительно возвратить прежним хозяевам. К лицам, не выполнившим данное указание, предполагалось применять самые строгие меры по законам шариата. В провинции Парван разгорелись упорные бои между формированиями ИПА и ИОА в зоне баграмского аэродрома и административных центров Чарикар и Джабаль-Уссарадж. В вооруженную конфронтацию была втянута часть подразделений из состава 2-й и 40-й пд. При этом военнослужащие размежевались по национальному признаку, нарушив тем самым занятую ранее позицию нейтралитета. Председатель «Совета Джихада», руководитель Исламского государства Афганистан С. Моджаддади принял глав дипломатических представительств в Кабуле и провел с каждым из них конфиденциальные беседы. Встреча с послом России прошла в обстановке доброжелательности и взаимопонимания, в ходе которой С. Моджаддеди были переданы поздравления российского руководства. Афганский руководитель, в свою очередь, высказал пожелание в налаживании и развитии дружеского, взаимовыгодного всестороннего сотрудничества между Афганистаном и Россией, а также среднеазиатскими республиками СНГ.

Председатель «Совета Джихада» С. Моджаддади подписал указ, запрещающий несанкционированную стрельбу в городе. Контроль за соблюдением данного указа возлагался на «Комиссию по обеспечению безопасности в Кабуле», которую возглавил прибывший в столицу лидер ИОАП А. Ш. Масуд, исполняющий одновременно обязанности министра обороны. Он же принял под свое командование воинские части Кабульского гарнизона. Обстановка в Кабуле постепенно стала нормализоваться. По распоряжению А. Ш. Масуда из города выводились вооруженные формирования различной партийной принадлежности (ПИЕА, ИДА, ИСОА и др.) и отряды малишей Рашида Дустома. Положение в столице перешло под полный контроль сил «Исламского общества Афганистана» (ИОА) и ИОАП. К несению патрульной службы привлекались отборные формирования А. Ш. Масуда, а также отдельные подразделения Кабульского гарнизона. Такие действия А. Ш. Масуда многие представители других партий моджахедов расценили как попытку ослабить их позиции в столице накануне приезда в Кабул лидеров основных партий и возможного в связи с этим обострения борьбы за власть. Между представителями различных группировок моджахедов сохранялись разногласия по вопросу их представительства в формируемых коалиционных органах власти. В зоне Кабула не снижалась вооруженная конфронтация между отрядами «Исламской партии Афганистана» (ИПА) и объединенными силами моджахедов, поддерживающих новый кабульский режим. Новая администрация наряду с вопросами обеспечения безопасности пыталась решать экономические проблемы. Принимались меры по налаживанию бесперебойной подачи электроэнергии в столицу. Из Пакистана прибыла первая колонна в составе 28 автомашин с продовольствием. Под давлением властей торговцы снизили цены на основные продукты питания (мясо, рис, мука, жир) в среднем на 25-30%. В зоне Кабула сохранялось вооруженное противостояние между коалиционными силами моджахедов, поддерживающими новый режим во главе с С. Моджаддади, и формированиями ИПА. Силам ИПА удалось установить контроль над рядом важных районов на южных и юго-восточных подступах к столице. Часть отрядов моджахедов различных партий, занимавших позиции на первом оборонительном рубеже, оказалась отрезанной от города. 
Категория: Публицистика | Просмотров: 47 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]