"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Июль » 22 » Операция Байкал-79
06:00
Операция Байкал-79
Операция Байкал-79: наши в Афганистане
План операции «Байкал-79»
По воспоминаниям Ляховского, общий план операции в Кабуле, проводимой 27 декабря 1979 г., был разработан совместными усилиями представителей Министерства обороны и КГБ СССР. Он получил кодовое название «Байкал-79».



Планом операции предусматривался захват 17 важнейших объектов в афганской столице. Среди них - дворец Тадж-Бек; здания министерств, штабов, тюрьма для политзаключенных; радио- и телецентр; почта и телеграф… Одновременно планировалось блокировать располагавшиеся в афганской столице воинские части и соединения Вооруженных сил ДРА силами десантников и прибывающих в Кабул мотострелковых войск.

План операции был утвержден представителями КГБ и Минобороны. Руководство операцией осуществлялось из двух мест. С пункта управления «Микрон», развернутого на стадионе (здесь находились генералы Н. Гуськов, С. Магометов, Б. Иванов и Е. Кузьмин). И из советского посольства. Здесь генерал В. Кирпиченко и полковник Л. Богданов обеспечивали координацию всех действий. Они также отслеживали изменения обстановки в стране и постоянно находились на прямой связи с Москвой.

К началу операции в Кабуле находились специальные подразделения КГБ СССР («Гром» – более 30 чел., «Зенит» – 150 чел., рота пограничников – 50 чел.). А также значительные силы Минобороны СССР: воздушно-десантная дивизия, «мусульманский» батальон, подразделения 345-го отдельного парашютно-десантного полка, военные советники (в общей сложности около 10 тыс. чел.).

Наиболее сложным и важным объектом для захвата был дворец Тадж-Бек, где располагалась резиденция Амина. От успеха или неуспеха на этом объекте зависело очень многое. В этой операции участвовали объединенные силы Минобороны и КГБ: группа «Гром» («Альфа») – 24 чел.; группа «Зенит» – 30 чел.; «мусульманский» батальон – 520 чел.; рота десантников 345-го полка – 100 человек…

Накануне штурма

Вечером 25 декабря генерал Ю. Дроздов по результатам разведки объектов провел совещание с командирами разведывательно-диверсионных групп КГБ, определил место каждого при штурме Тадж-Бека. Все были готовы. Недоставало только плана дворца.

На следующий день советники при личной охране Амина, сотрудники 9-го управления КГБ СССР, провели разведчиков-диверсантов во дворец, где они все осмотрели, и Дроздов составил поэтажный план Тадж-Бека. В тот же день из советского посольства в расположение «мусульманского» батальона привезли двух, скрывавшихся в подполье, представителей будущего правительства Афганистана. Поздно вечером в район дворца Тадж-Бек прибыла рота десантников 345-го полка.

Дворец Тадж-Бек располагался на высоком, поросшем деревьями и кустарником крутом холме, все подступы к нему заминированы. Сюда вела одна-единственная дорога, охраняемая круглосуточно. Сам дворец тоже был труднодоступным сооружением. Его толстые стены способны были сдержать удар артиллерии. Если к этому добавить, что местность вокруг простреливалась из танков и крупнокалиберных пулеметов, то станет понятно, что овладеть им было очень непросто.

К началу операции «Шторм-333» спецназовцы из групп КГБ досконально знали Тадж-Бек и все пути подхода к нему. Сигналом к началу операции «Байкал-79» должен был послужить мощный взрыв в центре Кабула. Спецгруппа КГБ «Зенит» во главе с Б. Плешкуновым должна была взорвать так называемый «колодец» – центральный узел секретной связи с важнейшими военными и гражданскими объектами ДРА.

Утром 27 декабря по старому русскому обычаю перед боем мылись в бане, надели чистое белье и тельняшки. После этого Б. Иванов связался с Центром и доложил, что к операции все готово. Затем он протянул трубку радиотелефона Ю. Дроздову. Говорил председатель КГБ СССР Ю. Андропов: «Ты сам пойдешь? Зря не рискуй, думай о своей безопасности, береги людей». Аналогичный разговор – с В. Колесником…

Неудачное отравление Амина

Глава ДРА Амин, не подозревая о назревавших событиях, находился в эйфории от того, что удалось добиться цели – советские войска вошли в Афганистан. 27 декабря он собрал гостей на пышный обед. Формальный повод, с одной стороны – годовщина образования НДПА, а с другой – возвращение из Москвы секретаря ЦК НДПА Панджшери. Тот заверил: визит укрепил отношения с СССР, и Москва окажет широкую военную помощь.

На приеме Амин торжественно говорил присутствующим: «Советские дивизии уже на пути сюда. Десантники высаживаются в Кабуле. Все идет прекрасно. Я постоянно связываюсь по телефону с тов. Громыко, и мы сообща обсуждаем, как лучше сформулировать для мира информацию об оказании советской военной помощи».

Надо сказать, что Амин не только окружил себя советскими военными советниками и консультировался с высокопоставленными представителями КГБ и МО СССР. Он также полностью доверял… лишь врачам из СССР.

В полдень ожидалось выступление Амина по афганскому телевидению, в котором он должен был заявить о том, что советские войска вошли в Афганистан по просьбе правительства ДРА. На съемки его выступления во дворец были приглашены высшие военные чины. Но выступление не состоялось: из советского посольства слишком поздно привезли текст этого заявления. Поэтому и решили отобедать, а потом уже показать выступление Амина по телевидению.

Однако этому помешала акция, проводимая по линии КГБ СССР. Рассчитывали, что средство, добавленное в еду Амина и его гостей, начнет действовать через 4–6 часов, что даст возможность генсеку ЦК НДПА зачитать текст заявления о вводе советских войск в Афганистан по просьбе правительства ДРА. Но средство стало действовать почти сразу. (Амин почувствовал себя плохо уже во время обеда и потерял сознание.) Поэтому Амин не смог сделать заявления, и это поставило советское руководство в двусмысленное положение.

После ЧП режим охраны дворца был усилен. Пришлось срочно менять время начала операции, которое первоначально устанавливалось на 21.00. В 15.00 из советского посольства Дроздову передали, что время начала штурма установлено в 19.30.

А во дворец, тем временем, прибыла специальная бригада советских врачей. Они, не задумываясь, что нарушают чьи-то планы, принялись спасать жизнь находившегося в тяжелой коме Амина. Эта работа продолжалась до 6 часов вечера. Жизнь Амину спасти удалось…

Штурм дворца Тадж-Бек

Около 6 часов вечера Колесника вызвал на связь генерал-полковник Магометов и сказал: «В связи с непредвиденными обстоятельствами время штурма перенесено, начинать надо как можно скорее». И операцию начали раньше установленного времени. Снегу было по пояс, это затрудняло продвижение. Кроме того, на каждом из спецназовцев было навешано по 50-60 кг, с учетом ранцев, боеприпасов, бронежилетов, касок и так далее.

Стрельба началась в 19.15. И Колесник дал команду к началу операции. В воздух взлетели красные ракеты. По радиосетям был подан сигнал: «Шторм-333».

Первыми по дворцу прямой наводкой открыли огонь две зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 («Шилки»), обрушив на него море снарядов. Две другие установки били по расположению пехотного батальона, поддерживая роту десантников. Автоматические гранатометы АГС-17 стали вести огонь по расположению танкового батальона, не давая экипажам подойти к машинам.

Силы «мусульманского» батальона начали выдвижение к дворцу Тадж-Бек. На его 5 БМП, в качестве десанта вместе с солдатами разместилось несколько подгрупп офицеров-спецназовцев из «Грома» во главе с О. Балашовым. Майор Я. Семенов с группой «Зенит» на 4-х БТР должен был выдвигаться к западной части холма. Затем по пешеходной лестнице броском подняться к торцевой части Тадж-Бека. У фасада здания обе группы должны были соединиться и действовать совместно. Первым на 3-х БТР начала выдвижение группа Семенова. Им предстояло захватить 1-й этаж здания…

Едва 1-й БТР подъехал к лестнице, ведущей к торцу Тадж-Бека, из здания ударили крупнокалиберные пулеметы. Другой БТР сразу же подбили, и он загорелся. В это время подгруппы «Грома» тоже стали выдвигаться к Тадж-Беку. Неожиданно 1-я БМП, преодолевая ворота на подходе к зданию дворца, зацепила кирпичную кладку и заглохла. Бойцы выскочили из нее и, укрываясь за ее броней, стали стрелять по окнам дворца и бросать гранаты. До здания оставалось около 20 м.

В 19.30 в Кабуле прогремели сильные взрывы. Они послужили началом общего штурма Тадж-Бека…

Первые минуты боя - самые тяжелые. На штурм Тадж-Бека пошли спецгруппы КГБ. Основные силы части «мусульманского» батальона прикрывали их действия. Другие его подразделения и рота десантников обеспечивали внешнее кольцо прикрытия, отражая атаки афганских батальонов бригады охраны. Наиболее сложная обстановка сложилась у десантников, где афганцы оказывали серьезное сопротивление, пытаясь прорваться к Тадж-Беку. Не случайно здесь оказалось больше всего погибших.

«Шилки» били по Тадж-Беку, но не предназначенные для этих целей 23-мм снаряды отскакивали от его толстых стен, высекая гранитную крошку. И, все-таки, они оказывали сильное психологическое воздействие на оборонявшихся афганцев, хотя и самим спецназовцам доставалось от их огня. Но из-за несогласованности действий огонь прекратить не могли – с ними не было связи.

Из окон дворца продолжался ураганный огонь, он прижал спецназовцев к земле. Атака захлебнулась. Это был самый кульминационный момент боя, когда нужно было во чтобы-то ни стало поднять людей в атаку. В этот момент получили ранения основная часть бойцов.

Командиры Г. Бояринов, Э. Козлов, В. Карпухин, С. Голов первыми пошли на штурм. А люди поднялись лишь тогда, когда «Шилка» подавила пулемет в одном из окон дворца. Продолжалось это недолго, может быть, минут 5, но штурмующим показалось — вечность. Командир группы «Зенит» Я. Семенов со своими бойцами тоже бросился к дворцу, и у входа в него встретился с группой М. Романова…

Численность штурмовых групп таяла на глазах. Но спецназовцам удалось преодолеть сопротивление афганцев и прорваться к зданию дворца. Большую помощь в этом им оказали бойцы «мусульманского» батальона. В ходе атаки все группы и бойцы смешались, и каждый уже действовал по своему усмотрению. Никакой единой команды не было. А то обстоятельство, что спецназовцы были в афганской форме и без всяких опознавательных знаков, кроме белых повязок на рукавах, затрудняло общие действия.

Бой во дворце

Бой в самом дворце сразу принял ожесточенный характер. Из 30 «зенитовцев» и 22 бойцов из «Грома» внутрь здания удалось прорваться не более 25 чел., причем многие из них были ранены. Этих сил явно было мало, чтобы гарантированно устранить Амина. Тогда, в нарушение приказа, солдаты из «мусульманского» батальона тоже ворвались в здание дворца и вступили в бой с гвардейцами Амина.

Спецназовцы действовали отчаянно и решительно. Перед штурмом была команда: «Пленных не брать, никто не должен был остаться в живых». Поэтому в каждую комнату сначала бросали гранаты, а затем «обрабатывали» их огнем из автоматов и пулеметов.

Когда спецназовцы, бросая гранаты, ведя беспрерывный огонь из автоматов, ворвалась на 2-й этаж дворца, сопротивление возросло до предела. Стреляли отовсюду, в дыму мелькали какие-то фигуры, слышались крики. Здесь же находился и Амин.

Офицеры и солдаты личной охраны Амина, его телохранители (около 100–150 чел.) сопротивлялись стойко, не сдаваясь в плен. Их погубило то, что все они были вооружены в основном пистолет-пулеметами МГ-5, а бронежилет спецназовцев они не пробивали. Затем солдаты из охраны Амина, принявшие сначала спецназовцев за собственную мятежную часть, услышав русскую речь и мат, сдались. Как потом выяснилось, многие из них прошли обучение в десантной школе в Рязани, где и запомнили русский мат на всю жизнь.

Из воспоминаний адъютанта известно, что Амин приказал ему сообщить нашим военным советникам о нападении на дворец. При этом он сказал: «Советские помогут». Но адъютант доложил: «Стреляют советские». Не поверив, Амин сам пытался позвонить начальнику Генштаба. Но связи уже не было. Тогда Амин, помолчав, обреченно сказал: «Я об этом догадывался, все верно»…

Нашли Амина в баре дворца (узнали его, правда, позже). Он лежал на спине, на стойке, и был в белой майке и трусах. По воспоминаниям одних спецназовцев, он был еще живой – только движения его были конвульсивные. По свидетельствам других, Амина нашли после того, как прекратилась стрельба. И он был уже мертв… Что явилось причиной его гибели - установить не удалось. (Есть еще несколько других версий гибели Амина. – Прим. О.Л.). Затем во дворец прибыл А. Сарвари, который убедился и подтвердил, что Амин действительно мертв. После этого его труп завернули в ковер…

После боя посчитали потери. Всего в спецгруппах КГБ СССР при штурме дворца погибло 5 чел. Почти все были ранены. В «мусульманском» батальоне и 9-й парашютно-десантной роте погибло 14 чел., ранено – более 50. Бой во дворце Тадж-Бек продолжался 43 минуты. Но за ним последовали долгие годы суровой афганской войны…
 
Категория: Проза | Просмотров: 487 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]