"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Февраль » 14 » От классики к практике.
04:33
От классики к практике.
Чеботарёв Сергей Иванович
От классики к практике.
 Об авторе:
  В Афганистане службу проходил с 30 мая 1981 года по 15 мая 1983 года. Командир взвода-старший офицер миномётной батареи 3-го горнострелкового батальона 122 мотострелкового полка 201 мотострелковой дивизии 40 А
 
 

Офицеры и прапорщики минбатареи. Слева направо: прапорщики Грошек Михаил, Майборода Виктор, старшие лейтенанты Чеботарёв Сергей, Бурмистров Павел, Чаус Василий., 
 
 Это выражение явно в духе славян. Только наш народ может, купив что-то в магазине из техники, прочитав инструкцию по эксплуатации, в первую очередь начинает думать, как бы заставить эту технику работать с большей отдачей, расходуя меньше энергии. Даже вопреки отдельно выделенному пункту "Запрещается". Было, есть и будет. Невзирая на то, что сами потребители при этом подвергаются опасности, как для здоровья, так и в вопросах сохранности имущества. Однако, речь, в общем-то, не о покупках с последующей их эксплуатацией. Разговор я решил завести о практическом применении донной черты характера славян в Афганистане. Надеюсь, будет кому-то интересно.
  
   Совсем недавно мне довелось прочитать в Интернете один интересный материал, касаемый использования всех видов артиллерии за период её применения советскими войсками в Афганистане. Скажем так, не в особо развёрнутом виде, а в виде тезисов с приведением примеров. Основная масса этих сведений мне была уже ранее известна. Скажу даже больше. Из своего личного опыта я постараюсь этот материал несколько расширить. И не только по артиллерии, но и в некоторых других сферах деятельности наших войск в Афгане. Что, с вашего позволения, попытаюсь сделать. В рамках своей компетенции.
  
  1.
  
   Признаюсь, что, будучи в силу своей личной заинтересованности, фанатом всего того, что касается артиллерии и её применения в различные исторические времена, начиная с первого появления на Руси и до нынешних времен, я постоянно собирал и собираю всевозможные материалы о "Боге войны". Материалы, скажем так, порой заслуживают тщательного изучения и всестороннего анализа ныне действующими создателями всевозможных Руководств, Наставлений и Боевых уставов. Чего греха таить? С развитием современной техники, особенно компьютеризацией всего и всех, ускоренными темпами проводится модернизация современного вооружения и техники в армии. Зачастую не в глобальном масштабе, а точечно. Хорошо это или плохо? Конечно же, хорошо. Хотя, имеются и некоторые негативные стороны всего этого процесса. Возьму чисто из памяти. Лет тридцать назад, читая обязательные в Советской армии для офицеров журналы "Военный вестник" и "Зарубежное военное обозрение", да не просто читая, а анализируя почерпнутую из них информацию, обсуждая её в кругу офицеров-артиллеристов, мы пришли к интересному выводу. Наши потенциальные на то время противники - американцы и западные немцы, - вопросам модернизации и автоматизации уделяли первостепенное значение. Если наши артиллеристы в то время использовали в большинстве своём Приборы управления огнём ПУО-9, логарифмические линейки, артиллерийский круг АК-3 с МПЛ-50, а в лучшем случае, всевозможные поправочники, как промышленного изготовления так и самодельные, то "буржуи" уже применяли программируемые калькуляторы, переносные компьютера и прочую электронную технику. В начале девяностых годов прошлого столетия, и у нас появились первые программируемые калькуляторы с несколькими ячейками "холодной памяти", а позднее и первые, допотопные по времени компьютера, изготовленные на Западе десяток лет назад. Молодые офицеры с рвением начали их применять, столкнувшись, вполне естественно, с некоторыми особенностями уже устаревшего вооружения - отсутствием в сети боевых машин розеток с 220 вольтами переменного тока. Голь на выдумку хитра, и придумывали подключение электронно-вычислительных машин к бортовой сети командирских машин через самодельные адаптеры. В общем, к началу XXI века, технический прогресс начал протискиваться в современную армию постсоветского пространства, вытесняя всё ранее привычное и проверенное временем. Ничего против прогресса я не имею. Не станешь идти в ногу со временем - рухнешь во времена каменного века. Только не всё так просто. Аргументирую.
  
   "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги". Афганистан на практике подтвердил эту фразу. Те, кому довелось в свое время службы участвовать в проведении рейдовых операций в Афгане, и, соответственно, передвигаться в пешем порядке по сильно пересечённой местности, поймут меня сразу. Ничего лишнего с собой в данных случаях не брали. Более того, даже то, что предписывалось командованием дивизии и армии, как обязательные атрибуты экипировки военнослужащих в горах, старались уменьшить или вообще не брать. За исключением оружия, боеприпасов и воды. В общем, исходили из правила - было бы чем защищаться, и имей запас воды, что бы не умереть от жажды, а без остального можно выжить. Не помню ни одного случая из собственного опыта, что бы бинокль, буссоль ПАБ-2а, сухой паёк на трое суток, нитки, иголки, сапожная и одёжная щётки, подворотнички, и ещё какие-то не нужные предметы оказались у меня в вещевом мешке в горах. Могу сейчас навскидку перечислить свою личную экипировку при движении пешим порядком. Панама, хлопчато-бумажное обмундирование с нашитыми дополнительными карманами, ботинки. Каска, автомат, подсумок от ручного пулемёта через плечо, гранатный подсумок, патронный поясной патронташ. Боеприпасы из расчёта: 225 штук в пяти магазинах к автомату, 49 трассеров в поясном патронташе, 300 патронов ПС и 90 трассеров в пачках в вещевом мешке, 6 гранат Ф-1 и 5 гранат РГД-5, из которых по одной в гранатной сумке, одна Ф-1 в подсумке с магазинами и остальные - в вещевом мешке. Сигнальные средства. Упаковка (5 штук) 30-мм осветительных ракет, 1 - 40-мм осветительная ракета, 2 целеуказательные ракеты красного дыма, 5 наземных сигнальных шашек оранжевого дыми, 2 наземные сигнальные шашки красного огня. Алюминиевая фляга на поясе и дополнительная 2-литровая пластиковая фляга с водой в вещевом мешке. Сухой паёк в виде галет, сахара, заварки чая, 3-4 банок тушёнки и 1-2 банки мясо-растительных консервов. Два индивидуальные перевязочные пакета (1 в прикладе автомата АКС-74 и 1 пришитый в левому рукаву обмундирования в районе плеча. Медицинская аптечка с 10 тюбиками Промедола и 1 тюбиком Пантоцида в плечевом кармане с правой стороны. Четыре упаковки дополнительных зарядов и 10 патронов основного заряда к минам. Набор отвёрток и ключей для выверки прицела и ремонта миномёта. Карта, миниатюрный пластиковый круг с делениями угломера, короткая линейка, карандаш, блокнот, перочинный нож в правом набедренном кармане. При выходе в высокогорье, изредка брал малый ледоруб и метров тридцать верёвки. В холодное время года ремнями проторачивал к вещевому мешку японский спальный мешок, весом около полутора-двух килограммов. В ненастную погоду добавлялась ещё и плащ-накидка. Летом, вполне естественно, два эти предмета были без надобности. Даже если попадали под дождь, при жаре в 40 градусов обмундирование высыхало буквально за несколько минут. Учтите, что в 1981-1983 годах хлопчато-бумажное обмундирование было старого образца, не "афганка", так что нашивать все карманы приходилось самостоятельно вручную. И "лифчик" из плавжелета я как-то не воспринял серьёзно. Да и хлопчато-бумажное обмундирование было у меня специальное, только при проведении рейдовых операций в горах. В пункте постоянной дислокации и при проведении строевых смотров, надевал другое, как правило, танковый комбинезон песчаного цвета или КЗС (комплект защитный сетчатый). В общем, при выходе в горы, комплект имущества и экипировки был минимально облегчённый, что бы иметь возможность взять дополнительный груз у выдохшегося в движении солдата. Сержанты, скажем так, были практически все славянами, крепкими и выносливыми. Да и на наводчиков миномётов грех было жаловаться. А вот некоторые "парни с Востока" нуждались в помощи и поддержке. Вот и представьте себе теперь, что дополнительно пришлось бы тащить с собой средства вычисления и автоматизации. При дневном перехода в 30-40 километров по горам, эти 3-4 дополнительные килограммов веса, изрядно натрудили бы все конечности, и к исходу дня превратились бы в добрые 20 килограммов. Всё, что имелось у меня с собой, подкреплённое опытом и знаниями, вполне позволяло определить координаты и подготовить данные для стрельбы. При этом, весовые данные артиллерийской экипировки, колебались в пределах 200-500 граммов.
  
   Ладно. Все сказанное выше, имеет чисто информационный характер. Суть вопроса в том, что опыт боевых действий в Афганистане, нарабатывавшийся на протяжении девяти с лишним лет, оплаченный кровью и потом советских военнослужащих, в нынешнее время попросту перестал быть востребованным. Типа того, что в свете требований новейшего периода истории, можно без него и обойтись. А ведь, зря. То, что умел при Советском Союзе практически голыми руками и без каких-то приборов делать советский офицер, не под силу было ни американцу, ни немцу, ни французу. Простейший пример, опять же из своей жизни. Как-то весной 2000 года, находясь на полигоне Репище в районе города Осиповичи в лагерном сборе артиллерии корпуса, начальник артиллерии нашей части подполковник Бобриков Сергей Валентинович решил провести для личного состава группы артиллерии показательные стрельбы офицеров-"афганцев". Благо тогда боеприпасов к 76,2-мм пушке ЗИС-3 было больше чем достаточно, да и офицеров-"афганцев" в группе артиллерии тоже много. Учебные огневые задачи выполнили к этому времени все, кому было положено стрелять с заменителем. А снаряды остались. Не везди же их обратно и сдавать на склад? Условие для выполнения задачи "афганцами". На огневой позиции стоит готовая для стрельбы пушка. На наблюдательном пункте - офицер в готовности к поражению цели. Приборов для разведки и подготовки данных у выполняющего огневую задачу, кроме бинокля, нет никаких. Правила стрельбы выполнять не нужно. Главное, в кратчайшие сроки и с минимальным расходом боеприпасов поразить цель. В общем, были созданы такие же условия, какие бытовали в Афгане с 1979 по 1989 года. И, что удивительно? Задачи-то все выполнили. Быстро и качественно. Конечно, любой современный проверяющий артиллерийский начальник, поставил бы за выполнение подобных огневых задачи твёрдую неудовлетворительную оценку, учитывая, что каждая команда, каждая огневая очередь стрельбы, сопровождалась грубыми нарушением Правил стрельбы и управления огнем артиллерии. По временным параметрам подобные задачи и вообще не попадали ни под какую-то статью Курса подготовки артиллерии. В общем, сплошные нарушения при достойном результате. Вот такие дела. Всё-таки, возьму на себя смелость и напомню, как в Афганистане от классических Уставов и Наставлений, опираясь на богатый опыт и требования конкретной обстановки, приходили непосредственно к практическому применению войск. Чисто в качестве личных воспоминаний.
  
  2.
  
   Вполне естественно, начну с того вопроса, который мне ближе и понятнее всего. Артиллерия. Да не просто артиллерия в классическом её понимании, а то, что "истинные" артиллеристы и за артиллерию-то никогда не считали. "Курица - не птица, миномётчик - не артиллерист".
  
   Миномёты. 82-мм миномёты были самыми массовыми и наиболее применяемыми огневыми средствами поддержки пехоты, десантников и пограничников в Афганистане. Только в одном мотострелковом полку по штату их было 27 штук, из которых 9 единиц - автоматические миномёты 2Б-9 "Василёк", а остальные 18 - переносные миномёты 2Б-14 "Поднос". В мотострелковых бригадах и вообще миномётов было под завязку, учитывая что миномётные батареи имели на вооружении по 12 миномётов: 2Б-9 "Василёк" - 6 единиц и 2Б-14 "Поднос" - ещё 6. Плюс к этому в десантно-штурмовом батальоне каждая десантно-штурмовая рота имела свой миномётный взвод из четырёх 82-мм миномётов 2Б14 "Поднос". Вот и получается, что в 40-й армии в применении, без учёта хранящихся на складах, имелось около шести сотен только 82-мм миномёта. Плюс к этому 120-мм миномёты 2Б-11 "Сани" и 2С-9 "Нона", которых было где-то 120 единиц. Опять же, в учёт не беру ММГ пограничников, и отдельные десантно-штурмовые батальоны. Считайте, что большая часть артиллерийских систем в советских войсках в Афганистане было представлена именно миномётами. Если не сказать, что преобладающая часть. Впрочем, и потери миномётов составляли львиную долю от всех артиллерийских систем советских войск. Оно и понятно. Конечно. Самоходные и буксируемые артиллерийские системы чаще подрывались на минах и сжигались из гранатомётов. Зато захватить у шурави миномёт было верхом мечтаний для "духов". Хоть можно было унести трофей в горы и использовать для своих целей. Это чистая статистика. В качестве сопутствующей информации.
  
   Обращу теперь внимание на то, как использовалось это оружие в Афгане далеко "не по Наставлениям". Что-то, происходящее после 1983 года отмечать не стану, так как не присутствовал при этом и не слышал. А ведь опыт-то у пользователей с годами рос и развивался. Хотя, и в начале восьмидесятых годов у нас в Афганистане "преемственность поколений" находилась на должном уровне.
  
   Для начала напомню те модернизации, которые производили войсковые умельца на миномётах. Слабыми местами миномётов всегда были уязвимость при обстрелах противником и низкая мобильность. Хотя, в то же время, незначительные размеры и весовые характеристики составляли их несомненную силу. Все слышали об 82-мм автоматических миномётах 2Б-9 "Василёк", установленных на корме БМП или МТЛБ. Впервые подобную "шайтан-арбу" мне довелось увидеть в сентябре 1981 года. Новаторами в нашей 201 мотострелковой дивизии выступили миномётчики рейдового горнострелкового батальона 149 гвардейского мотострелкового полка. Ясное дело, ведь только у них можно было провести подобный эксперимент. В 122-м мотострелковом полку на вооружении стояли БТР-70в. В 395 мотострелковом полку имелись вообще БТР-60. Да и МТЛБ, скажем так, имелись только в артиллерийских дивизионах полков, что практически сводило к нулю возможность их заполучить. Так что гусеничную базу для установки миномёта мы найти попросту не могли. Колёсная же база, не отвечала всем тем требованиям, которые были желаемы при установке на неё автоматического миномёта. На удивление, но, кое-где, эти "шайтан-арбы" прижились и использовались "на ура". Хотя, имелись кое-какие минусы. БМП, с закреплённым на горбу миномётом, душманы стремились уничтожить в первую очередь, так как при этом зарабатывали дополнительный денежный приз. И за БМП и за миномёт одним попаданием. Во-вторых, для стрельбы из миномёта приходилось разворачивать машину кормой (топливными баками) к противнику, что приводило к невозможности стрельбы в том же направлении из основного вооружения - мешал миномёт. В-третьих, подняв миномёт на верхнюю броню, да ещё и установив его поперечной осью на деревянные опоры, получали из-за ограниченности угла склонения, довольно приличную мёртвую зону перед стволом. В горной местности это могло привести к существенным трудностям. Однако, получив такое вооружение, готовое к ведению огня в любую секунду, о недостатках просто не думали. Скажете, что ничего удивительного в этой модернизации вооружения нет? А вот и не правда. Попробовали бы вы заняться подобным на территории Советского Союза или вообще, где-либо в мирных условиях. Вам бы просто не позволили "уродовать и курочить технику". Ну, а если вам всё-таки удалось бы втихаря сделать что-то подобное, просто строгим выговором не отделались бы. Пожалуй, отправились бы, распрощавшись с погонами, "поднимать с колен народное хозяйство".
  
   Доводилось мне слышать, что пытались в Афгане поставить 82-мм миномёт 2Б-14 "Поднос" внутри десантного отделения МТЛБ, вырезав, для удобства, кормовую броню. Наподобие американского самоходного миномёта на базе гусеничного бронетранспортёра М-113. Видеть лично не пришлось. Хотя, скажу откровенно, что-то сомнение меня берёт, что подобная модернизация прижилась в войсках. "Овчинка выделки не стоит". И прицел миномёта, и верхний срез трубы должны быть выше уровня брони. Иначе просто не увидишь цель. Зачем же тогда городить огород? Всё равно расчёт за бронёй во время стрельбы не укроешь. Да и места в кормовом отсеке МТЛБ маловато.
  
   Теперь о практическом применении миномётов. Только самое существенное. То, что я на всю оставшуюся жизнь остался влюблённым в этот вид коллективного оружия, не стоит и говорить. Тем более, что именно миномёты показали всё своё могущество в Афганистане во всей красе. Повторили время своего "создания" в начале прошлого века году в Порт-Артуре. Там тоже всё было подчинено "его величеству- эксперименту". Благо, что "тормозить творчество" здесь, в Афгане, было незачем и некому. Даже закостенелые консерваторы, которые на территории Советского Союза сами ни на миллиметр не отходили от требований руководящих документов, и всеми силами тормозили развитие здорового творчества подчинённых, "за речкой", под нажимом многоопытных ветеранов, старались не вмешиваться в этот процесс. Как результат - за девять с лишним лет нахождения советских войск в Афганистане, накопилось столько новаторских наработок и новшеств в применении миномётов, а также других разнообразных видов индивидуального и коллективного оружия, что всем научно-исследовательским институтам военной направленности супердержавы, с их обмазговыванием, применением в серийном производстве и разрабатываемых инструкциях по эксплуатации, было просто не справиться. Да и время, скажем так, было не совсем удачное. Развал СССР. Как результат - практически все бесценные наработки этого периода времени, остались только в памяти "афганцев". Приходится об этом только сожалеть. Впрочем, не буду "тянуть кота за...", и перейду к сути.
  
   Повторяться насчёт установки миномётов 2Б-9 "Василёк" и 2Б-14 "Поднос" на подвижную базу, типа, БМП, МТЛБ, "Тойота" и прочие, нет смысла. Как уже было сказано, за подобную "порчу техники и вооружения" во внутренних округах, не сносить бы изобретателям головы. В Афгане же это прижилось и использовалось довольно широко. Хотя, на моей памяти, одну боевую машину пехоты с закреплённым на корме "Васильком" и установленным на башне 40-мм автоматическим гранатомётом АГС-17 "Пламя" "духам" как-то удалось сжечь. Шума из-за выхода из строя сразу трёх различных, обособленных видов вооружения было много. После этого в 149 мотострелковом полку долго подобную "шайтан-арбу" не делали. Ну да это уже мелочь.
  
   Для тех, кто имел удовольствие практически использовать 82-мм автоматический миномёт 2Б-9 "Василёк", я не открою ничего нового, сообщив его "слабые стороны". Первый. Использование при стрельбе на минах только дальнобойного заряда приводило в горах ведение огня с закрытой огневой позиции к пустому времяпровождению. Учитывая высокую траекторию полёта трёх килограммовой мины при углах возвышения более 45º, все попытки провести хоть какую-нибудь пристрелку становились пустой затеей. Именно в горах Афганистана "роза ветров" была совершенно непредсказуемой. Вроде бы, в ущелье нет даже намёка на ветерок. Тихо, как в консервной банке. Условия для стрельбы идеальные. Первая мина пошла. Разрыв засечён. Вводишь корректуры и очередной выстрел. Разрыв мины оказывается совершенно в другом месте, не там, где ты его ожидаешь. Опять вводишь корректуры и опять очередной выстрел. Вновь разрыв лёг чёрт знает где. А всё дело в том, что порывы ветра на высоте траектории, относительно лёгкую мину попросту сдувают в сторону. Учитывая непостоянство направления ветра в горных условиях, разброс мин при такой стрельбе просто ужасен. Самому несколько раз приходилось подобным образом корректировать огонь "Васильков" нашей батареи. Для создания огневого налёта "на испуг", подобное ещё было допустимо. Если же необходим реальный результат поражения цели, то дело совсем "тухлое". А ведь при движении в пешем порядке, когда каждая мина к переносному миномёту 2Б-14 "Поднос" на вес золота, так заманчиво было использовать огонь автоматических миномётов, у которых боеприпасы можно не считать. Мин достаточно, и в боеукладке комплекса, и в транспорте батареи, и в машинах взвода обеспечения батальона. Второй недостаток. Что в высоком положении для стрельбы, что в низком, угол склонения ствола "Василька" менее 1º10´ сделать просто невозможно. По техническим характеристикам. Хорошо, если цель немного выше места стояния миномёта. А если ниже? Конечно, на дальности от километра и далее, можно что-то наколдовать. А на дальности прямого выстрела и менее? Ничего. Считай, что поразить её из автоматического миномёта невозможно. Впрочем, можно. Но об этом несколько позднее. Третий казус конструкторов. По руководству к эксплуатации, "Василёк" для стрельбы должен приводиться из походного в боевое положение, что заставляет его вывешивать на домкрате (высокое положение), проворачивать колёсный ход и опускать домкрат до упора вниз (низкое положение). На всё про всё, расчёт управится с переводом миномёта в боевое положение за полторы минуты. Хорошо натренированный расчёт может уменьшить норматив почти вдвое. Всё равно, до первого выстрела проходит около минуты. В условиях скоротечного боя, это довольно внушительное время. Как мы выходили из этого положения, также расскажу несколько позднее. Ещё один, не столько недостаток, сколько казус в комплексе машины 2К-21 "Василёк". Мины в кассетах хранились в трёх специальных контейнерах, по восемь кассет в каждом. Всего в готовности к стрельбе имелось 96 мин. При интенсивной скорострельности миномёта этого хватало на одну - полторы минуты. В кузове можно было разместить дополнительно в штатной укупорке ещё 130 мин (13 ящиков по десять мин). Учитывая, что штатный расчёт миномёта составлял всего четыре человека - командир миномёта, наводчик, заряжающий и водитель, - успеть зарядить опорожненные кассеты, было, практически, некому. Последствия? Израсходовав все кассеты, расчёт бросался снаряжать их заново. Миномёт замолкал. Или же, командир становился к прицелу, наводчик - производил досылание кассет, а заряжающий с водителем снаряжали кассеты. В этом вопросе выход находился только один. Из списанных или сожжённых машин подобного комплекса, нелегально извлекали ящики с кассетами и устанавливали в кузове. Это давало ещё 16 кассет на 64 мины. Хотя, и это имело свои недостатки. Мин в штатной укупорке при этом в кузове можно было разместить гораздо меньше. Впрочем, на моей памяти только один раз все три "Василька" нашей батареи полностью за один бой израсходовали весь свой возимый боезапас. Тем более, что это в Афгане было не слишком уж большая проблема. Имелся батарейный запас мин в отдельной машине, батальонный запас в транспорте взвода обеспечения и артиллерийские склады полков и дивизии, где этого добра всегда было навалом. Можно ещё продолжать описание мелких недостатков, да, думаю, это не имеет существенного значения, за исключением только, что вся система автоматики миномёта "Василёк" была рассчитана максимум на 2500 - 3000 выстрелов. Потом возникали проблемы с выгоранием досылающе-запирающе-стреляющего поршня. Как результат, при очередном выстреле пламя из канала ствола прорывалось к кассете, воспламеняя при этом дальнобойные заряды. Миномёт превращался в бесполезную железяку, опасную в применении.
  
   
Категория: Проза | Просмотров: 568 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]