"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Статьи » Танкисты

Абузяров Рустям Искандерович. Механик-водитель танка танковый батальон, рядовой. Погиб 30 ноября 1986 г.
 
 
Мечтал построить новый дом

    К концу 1986 года накал боев в Афганистане, подобно жару солнца, клонящегося к зиме, утихал. Но страна южная: даже поздней осенью солнце здесь жарче, чем в зените лета в России. Да и страсти, всколыхнутые единожды, долго еще прорываются вспышками ненависти, мести, а то и просто яростно-бессмысленной вражды, поддерживаемой стараниями агентуры исламских фундаменталистов.
    Хотя и ноябрь, жарко днем в Кандагаре. И в прямом смысле, и в переносном. Зависшее в безоблачном небе солнце к полудню накаляет броню боевых машин так, что можно блины печь. Но гвардейцам 70-й мотострелковой бригады не до блинов. Долгая, изматывающая дорога. Монотонное покачивание машин. И постоянное напряжение: ожидание выстрела, взрыва.
Жарко осенью в Кандагаре!
    За очередным поворотом чадят две безжизненные машины. Наши! Подбиты. Где-то здесь – «духи». Могли уйти, а могут и ждать в засаде. Колонна шурави встала.
– Абузяров, Красин, – командует командир головного бэтээра, – быстро! Узнайте, что случилось!
    Два бойца, два товарища легко выскользнули из бронированной коробки. Перебежками, то вжимаясь в твердь скал, то распластываясь по камням на открытых участках, бросились к подбитым бронетранспортерам.
    Рустям Абузяров старался вырваться вперед, опередить товарища. Считал, что ему не повезло, жизнь поставила подножку: в то время как все друзья сразу после «учебки» несли боевую службу, участвовали в схватках с душманами, его свалила желтуха, «прохлаждался» в госпитале. Конечно, вины его в том нет – желтуха в те годы буквально косила личный состав ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Никуда не денешься: непривычный для советских жителей средней полосы климат, дрянная вода, дикая антисанитария местных кишлаков – все это не могло не сказаться на здоровье солдат и офицеров. И вот теперь Рустям старался наверстать упущенное. Кому как не ему идти впереди? Второй сын в большой семье – одних братьев и сестер пять душ! Наследник участника той, Великой войны! Рос здоровым, крепким, как говорится, косая сажень в плечах. С ранних лет узнал и что такое труд, и что такое самостоятельность и ответственность. Закончив 8 классов в родном селе Индерка, поступил в Сосновоборское СПТУ, получил специальность тракториста. Но работать отправился на стройку: семья большая, надо ставить новый дом. С первой получки купил материал для строительства, но начать стройку не успел: призвали. В армию шел с охотой – кому как не ему послужить Отчизне? Вот вернется – такой дом поставит! Если бы не проклятая желтуха!
    Подбитые бронемашины совсем близко. На закопченных бортах – темные кратеры от кумулятивных гранат. Колеса разворочены взрывами мин. Искалеченные моторы, наверное, уже успели остыть. Все ясно: попали в засаду. Можно возвращаться к своим. Но...
– Игорь, слышишь? – Рустям насторожился, ему показалось, что из-за брони подбитой машины послышался слабый стон. – Я сейчас, проверю, может, кто живой?
    Кошкой метнулся к застывшей на горной дороге громаде – всего-то и надо, что на сильных руках рывком подтянуться да нырнуть в открытый люк – туда, где может находиться раненый товарищ. Наверное, он не услышал предательского выстрела. Удивленно обернулся к своим. Успел разглядеть часто пульсирующие огоньки у дула башенной скорострелки, посылающей гирлянды трассирующих снарядов куда-то вверх, к изломанным хребтам гор. Потом вдруг стало совсем темно...
    ...В конце XIX века, когда появился бездымный порох, англичане приняли на вооружение винтовки уменьшенного калибра, но с увеличенной начальной скоростью пули. Такое оружие было во всем хорошо: меткое, дальнобойное, с очень настильной траекторией полета пули. Но один недостаток все же был: британские солдаты отмечали недостаточную «останавливающую» способность новых винтовок. Выскочит из засады какой-нибудь дикарь-туземец с копьем, влепят в него три-четыре пули уменьшенного калибра, а он все бежит, норовит копьем своим ткнуть. Дикари – они такие: фанатичные, выносливые, не понимают, что их уже убили!
    И тогда англичане придумали надрезать твердую никелевую оболочку новых пуль. При попадании в тело такая пуля как бы «раскрывается», превращаясь в свинцовую лепеху. На входе – крохотное отверстие. На выходе – кровавая воронка. А занимались надрезкой пуль в мастерских в пригороде индийского города Калькутты. По названию этого пригорода и новое оружие получило свое название – «дум-дум». Пули «дум-дум» вместе с английскими винтовками во множестве достались афганцам со времен колониальных войн. То варварское средство, которое колонизаторы планировали использовать против дикарей, теперь было обращено против советских парней, пришедших в далекую страну для того, чтобы помочь простым афганцам наладить их жизнь.
    Игорь Красин успел подхватить тело товарища и оттащить под прикрытие камней. Быстро вколол обезболивающее, достал бинт. Но спасти жизнь бойца было невозможно: на груди Рустяма сочилась кровью характерная «дум-думовская» воронка. При таких ранах не выживают.
    В родное село тело Рустяма привез сам командир. Мать встречала одна: за полгода до гибели сына от инфаркта скончался его отец, Искандер Абузяров, ветеран Великой Отечественной. Похоронили солдата в родной Индерке. В том селе, где у старого жилища Абузяровых так и остались лежать камни, отобранные Рустямом для строительства нового дома. 


Источник: http://www.penza-veteran.ru/examples/index1.php?ELEMENT_ID=441
Категория: Танкисты | Добавил: val-64 (19 Май 2009)
Просмотров: 2632 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1 Жека   (18 Июн 2014 14:51)
Земля пухом тебе, Руст! А тому вызлуню - горохом!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]