"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Апрель » 10 » НИЧТО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕДАНО ЗАБВЕНИЮ

07:32
НИЧТО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕДАНО ЗАБВЕНИЮ
НИЧТО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕДАНО ЗАБВЕНИЮ
Попель Николай Кириллович
Впереди - Берлин !


Аннотация издательства:
Переизданные в последнее время мемуары германских военачальников, восполнив многие пробелы в советской историографии, создали определенный перекос в общественном представлении о Второй мировой войне. Настало время уравновесить чаши весов. Это первая из серии книг, излагающих "советский" взгляд на события, о которых писали Манштейн, Гудериан, Меллентин, Типпельскирх. В известном смысле комиссара Н. Попеля можно считать "советским Меллентином". Оба прошли войну с первого и до последнего дня, оба воевали в танковых воисках и принимали участие в самых ярких и запоминающихся операциях своих армий. На страницах книги развернется панорама крупнейших танковых сражений последнего года войны (с июня 1944 по май 1945 г.) Львовско-Сандомирская, Висло-Одерская, Восточно-Померанская и Берлинская операции.
Андрей Мятишкин: Документальная повесть генерал-лейтенанта Н.К. Попеля "Впереди - Берлин!" посвящена танкистам 1-й гвардейской танковой армии - их действиям на территории Польши и гитлеровской Германии. С документальной достоверностью книга повествует о ходе четырех важнейших операций, в которых принимала участие наша армия,- Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской и Берлинской. Редакционные комментарии и приложения опущены.
Биографическая справка ПОПЕЛЬ Николай Кириллович - с 2.11.44 генерал-лейтенант танковых войск. В 1938 г. военком 11-й механизированной бригады. Замполит, военком 8-го механизированного корпуса. Командир ПГ 8-го мк в боях за Дубно. Вышел из окружения с большой группой бойцов. ЧВС 38-й армии... Военный комиссар 3-го механизированного корпуса с сентября 1942 г. Член Военного Совета 1-й танковой армии (затем 1-й гв.та) с 30.01.43 до конца войны (Мехкорпуса -- mechcorps.rkka.ru).
Об этой книге
В годы войны мне довелось командовать 1-й гвардейской танковой армией, теми людьми, которые теперь стали героями этой книги. Никогда не сгладятся в нашей памяти их героизм, самоотверженность, преданность боевой дружбе, Родине. Разумеется, книга Н.К. Попеля - это не хронологическая летопись событий той поры, она - взволнованный рассказ очевидца, и кому-нибудь при чтении может прийти в голову: неужели все так и было на самом деле? Раненые убегали из госпиталей обратно в части, к боевым товарищам; танкисты, уходя в глубокие рейды, громили комендатуры, аэродромы, преодолевали с боями иногда по 60 километров в сутки, они сражались с врагом один к десяти, погибали, но побеждали... Да, так оно и было! Героические воины 1-й гвардейской танковой армии в числе первых форсировали Вислу, вместе с другими армиями захватили Перемышль, Ярослав, Сандомир, Тарнобжег, Баранув, отстояли Сандомирский плацдарм, прошли с боями по территории оккупированной Польши, освобождая города Лович, Коло, Конин, Сгеж, Озоркув, Унеюв, Гнезен, Лодзь, Александрув, блокировали Познань и другие города, преодолели Восточный вал - Мезеритцкий УР, форсировали Одер и заняли плацдарм, вместе с другими армиями повернули к побережью Балтики и бок о бок с воинами Войска Польского освобождали Кольберг, Гдыню... В завершающей операции Великой Отечественной войны они совместно с гвардейской пехотой сломили оборону противника на Зееловских высотах и окончательно разгромили врага. В этих боях участвовали десятки тысяч коммунистов и комсомольцев, которые первыми шли на выполнение самых трудных заданий, показывая боевым товарищам образцы мужества и героизма. Рядом с танкистами сражались доблестные воины общевойсковых армий, сверху прикрывала авиация. В тесном единстве воинов, в их патриотизме и боевой дружбе был залог нашей победы.
Сейчас, когда империалисты агрессивных стран мечтают о новой войне, когда реваншисты поговаривают о пересмотре итогов Второй Мировой войны, нашей молодежи будет очень полезно прочесть эту книгу о подвигах их дедов и отцов, ценою величайших усилий и лишений завоевавших для них счастливую жизнь, которой они живут.
И мы уверены - молодежь не посрамит боевых традиций прежних поколений, по зову Советской Родины она в любой момент отстоит завоевания нашего народа.
М.В. КАТУКОВ,
бывший командующий 1-й гвардейской танковой армией,
маршал бронетанковых войск,
дважды Герой Советского Союза
Москва, ноябрь 1969 года.
От автора
Приближалась третья годовщина со дня начала Великой Отечественной войны Советского Союза против гитлеровской Германии. После весеннего наступления 1944 года, во время которого советские войска на юге страны перенесли боевые действия за границы Родины, все явственнее вырисовывался победный исход войны в противоборстве двух воюющих сторон. Красная Армия вступила или подходила к тем районам, где в памятные дни июня - июля 1941 года вела ожесточенные оборонительные бои.
Начало четвертого года Великой Отечественной войны Советского Союза против фашистской Германии было ознаменовано рядом исторических событий, которые не могли не ободрять советских воинов, как и всех советских людей.
Красная Армия, разгромив в ряде крупнейших сражений гитлеровские войска, завершала освобождение Родины от фашизма.
Наши войска готовились к новой битве - к разгрому немецкой группы армий "Центр".
Летнее наступление советских войск началось 23 июня 1944 года войсками 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусских фронтов, 24 июня перешли в наступление войска 1-го Белорусского фронта.
Наступление в Белорусской операции развивалось успешно. Уже 27 июня в районе Бобруйска было окружено до 40 тысяч немецких солдат, офицеров и генералов. А 28 июня освобождены Осиповичи, 29-го взят Бобруйск.
Дальнейшие действия наших войск были направлены на освобождение столицы Белоруссии Минска, окружение гитлеровских войск группы армий "Центр" и полный разгром врага.
План Верховного Главнокомандования осуществлялся стремительно.
3 июля освобожден от врага Минск.
8 июля, несмотря на оказанное сопротивление, разгромлены окруженные немецкие войска, что дало возможность Ставке Верховного Главнокомандования конкретно разработать план дальнейшего наступления.
В результате действий англо-американцев гитлеровское командование перебросило большую группу войск, чтобы закрыть образовавшуюся брешь, и это в значительной мере ослабило силы фашистов в полосе 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал Советского Союза Иван Степанович Конев.
Перед войсками 1-го Украинского фронта от Владимира-Волынского до Карпат оборонялись главные силы группы вражеских армий "Северная Украина" в составе 40 дивизий, в том числе 5 танковых, 1 моторизованной и 2 пехотных бригад. Эта группировка имела задачу не допустить прорыв советских войск в район Львова, в важный промышленный и нефтяной район Дрогобыч - Борислав, а также прикрыть операционные направления, выводившие в южные районы Польши, в Чехословакию и в Силезский промышленный район{1}.
В соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 24 июня 1944 года войскам 1-го Украинского фронта предстояло разгромить рава-русскую и львовскую группировки немецких войск, имея ближайшей задачей выйти на рубеж Грубешув - Томашув - Яворов - Галич. В последующем войска фронта должны были развивать наступление к Висле и в предгорья Карпат.
С целью выполнения директивы войска фронта наносили два удара: первый - из района юго-западнее Луцка в направлении Сокаль- Рава-Русская и второй - из района Тернополя на Львов.
На рава-русском направлении удар осуществлялся силами правого крыла фронта в составе 3-й гвардейской армии под командованием генерал-полковника В.Н. Гордова, 13-й армии под командованием генерал-лейтенанта Н.П. Пухова, 1-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-полковника танковых войск М.Е. Катукова и конно-механизированной группы генерал-лейтенант та В.К. Баранова при поддержке четырех авиационных корпусов.
Перед 1-й танковой армией была поставлена задача войти в прорыв на участке 3-й гвардейской и 13-й армий, стремительно развивать удар в направлении на Сокаль, Раву-Русскую. К исходу первого дня операции предстояло с ходу форсировать Западный Буг и в дальнейшем, развивая успех в юго-западном направлении, к исходу четвертого дня главными силами овладеть Рава-Русской, а передовыми отрядами - Немировым и Магерувом, где соединиться с передовыми отрядами 3-й гвардейской танковой армии и не допустить отхода на запад бродской группировки противника{2}.
В районе Городенка 1-я гвардейская танковая армия находилась до 24 июня, а в ночь на 25 июня по приказу командующего 1-м Украинским фронтом приступила к 300-километровой комбинированной перегруппировке в район северо-западнее города Дубно, столь памятного каждому из нас по повести Н.В. Гоголя "Тарас Бульба". Это здесь, под его стенами, накануне сражения Тарас Бульба обратился к запорожцам с призывом о стойкости и взаимовыручке в бою.
Небывалый духовный подъем охватил в те дни буквально всех воинов. На новую, высокую ступень поднялся советский человек, неизмеримо выросла его моральная сила, и до самой глубины сердца солдатского проникали гоголевские слова о силе русского товарищества: "Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество!"
Особенно сказалась патриотическая закалка на росте партийных и комсомольских организаций 1-й танковой. Только за май -июнь 1944 года членами ВКП(б) стали 662 человека, кандидатами в члены партии было принято 717 человек.
Силу танковой армии составлял испытанный в боях партийно-комсомольский костяк. Накануне нового наступления в армии было 10 897 коммунистов и 8494 комсомольца.
Итак, мы вступили в новые, завершающие бои, чтобы окончательно разгромить гитлеровские войска, закончить войну с фашизмом и вызволить из фашистского рабства народы Европы. Мы знали, что этот путь будет нелегок, что советским воинам придется преодолеть неимоверные трудности и лишения. Но сознание правоты своего дела, своей исторической миссии вело на подвиги, на полный разгром врага. Впереди был Берлин - зловещее логово фашизма - туда были устремлены все наши помыслы, туда было нацелено острие главного удара наших победоносных войск.
"Об одном прошу тех, кто переживет это время: не забудьте! Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас... Пусть же павшие в бою будут всегда близки вам, как друзья, как родные, как вы сами".
Эти слова, написанные национальным героем Чехословакии Юлиусом Фучиком в гитлеровском концлагере за две недели до казни, всегда будут напоминать о боевых товарищах, отдавших самое дорогое - свою жизнь - ради жизни других, ради их счастья.
Много прошло времени, забылись подробности боевых эпизодов, стерлись в памяти фамилии многих друзей по оружию. Но остались документы, материалы архива Министерства обороны СССР, живы многие участники боевых действий, родственники тех, кто пал смертью храбрых. И поэтому удалось уточнить отдельные эпизоды боев, полнее рассказать о героях 1-й танковой.
На Вислу
Вначале июля 1944 года, во время перехода нашей 1-й гвардейской армии из Городенка в район Дубно, командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев вызвал в штаб фронта исполняющего обязанности командующего армией начальника штаба армии генерал-лейтенанта М.А. Шалина и меня. Маршал подробно ознакомил нас с обстановкой в полосе фронта, задачей фронта и конкретизировал задачу нашей армии.
На направлении наступления 1-й гвардейской танковой армии и 13-й общевойсковой армии генерала Н.П. Пухова оборонялась 4-я танковая армия противника, которая имела здесь, кроме четырех пехотных дивизий, две танковые дивизии.
Немецко-фашистское командование стремилось, опираясь на выгодные условия местности: резко пересеченный рельеф, лесные массивы, реки - Западный Буг, Сан и Вислу и заболоченные поймы, - создать глубоко эшелонированную и хорошо подготовленную оборону, отразить удары войск 1-го Украинского фронта и удержать в своих руках западные области Украины. К началу перехода войск 1-го Украинского фронта в наступление враг успел создать три полосы обороны: главную глубиной 4 - 6 километров, вторую в 10-15 километрах от переднего края и третью, которая проходила по западным берегам рек Западный Буг и Гнилая Липа.
Таким образом, мы имели перед собой сильного и опытного противника. Зная мощь советской артиллерии, встревоженное немецкое командование группы армий "Северная Украина" задумало в случае нашего наступления отвести свои войска с рава-русского направления на вторую линию обороны, оставив впереди лишь небольшие прикрытия. Удар советской артиллерии пришелся бы по опустевшим позициям, а когда наши части прорвались бы на первую линию обороны, гитлеровцы предполагали встретить их концентрированным огнем.
Но разведчики предупредили командование фронта о замысле противника. Маршал Конев принял решение прорывать первую полосу без артподготовки.
Утром 13 июля 1944 года двинулись в атаку передовые батальоны. Прорвав с ходу первую полосу, подошли ко второй. И тогда грянули наши пушки, а авиация обрушила на гитлеровцев бомбовые удары. Несколько суток напряженного штурма и вторая полоса прорвана.
Третья, последняя полоса тянулась по западному берегу Буга. Туда и были направлены два корпуса, входившие в состав 1 -и гвардейской танковой армии 8-й гвардейский танковый корпус генерал-майора И.Ф. Дремова и 11-й корпус генерал-лейтенанта А.Л. Гетмана.
Первой на берег Буга (севернее Сокаля) вырвалась бригада полковника В.М. Горелова. Удар его танков ошеломил противника, и гитлеровцы решили, что именно здесь пойдут в наступление главные силы русских, и бросили в район прорыва части двух своих дивизий. Бригада Горелова приковала к себе фашистов.
А в это время 44-я бригада полковника И.И. Гусаковского и 399-й тяжелый танко-самоходный полк подполковника Д.В. Кобрина вышли к Бугу южнее Сокаля, нащупали сравнительно слабо обороняемый участок и начали форсировать реку.
Используя успех 44-й бригады, командование 1-й гвардейской танковой армии передвинуло на участок Гусаковского главные силы обоих корпусов, и Буг был форсирован.
18 июля наша танковая армия установила взаимодействие с конно-механизированной группой генерала В.К. Баранова. Восемь вражеских дивизий в районе Броды остались в окружении.
Так была выполнена одна из задач, поставленных командованием.
Приказом Военного совета фронта 1-я танковая армия получила задачу пробить "ворота" на территорию братской Польши в районе старинных городов Ярослава и Перемышля.
Наши танкисты вышли к реке Сан.
Противотанковые батареи противника били по переправляющимся танкам, "юнкерсы" и "хейнкели" волна за волной сбрасывали на них бомбы, а покрытые тиной танки вброд преодолевали Сан и устремлялись дальше...
При форсировании Буга и Сана корпус генерал-лейтенанта А.Л. Гетмана проявил особую стремительность в преодолении водных преград.
В тяжелых боях у Перемышля и Ярослава взаимодействовали танкисты 1-й и 3-й танковых армий, конники генерал-лейтенанта В.К. Баранова и передовые отряды пехоты 13-й армии генерал-лейтенанта Н.П. Пухова.
В ночь на 27 июля был захвачен Ярослав, а под ударами бригад 11-го танкового корпуса и 3-й гвардейской танковой армии в то же утро был взят Перемышль.
Этим завершился первый этап операции, известной теперь под названием Львовско-Сандомирской.
...Мне пришлось начинать войну на Сане и Буге в районе Перемышля. Вот здесь стояли немецкие пушки, открывшие огонь по мирному Перемышлю на рассвете 22 июня 1941 года. Отсюда рванулись на восток горланящие "хайль" автоматчики-эсэсовцы, танки с черными крестами на бортах. Тогда фашисты говорили: все кончится в три недели.
Но прошло три года, и вот мы вернулись.
У каждого из пришедших сюда - от солдата до генерала - уже немалый опыт войны.
У каждого свой личный счет к противнику.
Боевая закалка и твердая решимость покончить с врагом в его же логове оказались помноженными на мощь нового оружия.
Увеличились маневренность и вооружение танка Т-34. Снабженный более мощной, 85-миллиметровой пушкой, танк показал преимущества в стрельбе по "тиграм" и "пантерам". Только что полученные танки ИС превосходили по своим достоинствам современный тяжелый немецкий "тигр".
Уже после войны стало известно, что гитлеровское командование отдало приказ создать новую модель танка по типу ИС. Однако решить эту задачу в короткий срок немецкие конструкторы не смогли.
В придачу к танкам ИС мы получили самоходно-артиллерийские установки и новые противотанковые пушки, обладавшие большой бронебойностью.
Свыше тысячи танковых и артиллерийских стволов, способных быстро перемещаться, - такой огневой мощью наша танковая армия еще никогда не обладала.
И теперь нам в составе 1-го Украинского фронта предстояло освободить польских братьев и добить врага...
* * *
На поляне собрались командиры корпусов и начальники политотделов. Вышедший из палатки начальник штаба армии М. А. Шалин, на ходу протирая стекла очков, занял свое место у карты.
Несколькими словами Михаил Алексеевич четко охарактеризовал общую обстановку, сложившуюся к началу операции.
27 июля группа армий противника "Северная Украина" рассечена, часть отброшена на юго-запад, в Карпаты" часть на северо-запад, к Сандомиру. Первая задача фронта выполнена. Вторая задача определяется требованием директивы: в дальнейшем развивать наступление на северо-запад, форсировать Вислу и захватить плацдарм как ворота для дальнейшего наступления.
Фронтом приказано сдать к утру боевые участки общевойсковым армиям и приступить к выполнению нового задания.
Западный берег Вислы Гитлер объявил "последним рубежом Германии". Успех нашего наступления будет зависеть от того, успеем ли мы занять плацдарм до подхода фашистских резервов с запада, пока не окажутся на подготовленном рубеже отступающие с востока части группы "Северная Украина". Если противник займет оборону, фронт перед Вислой остановится. Возникнет необходимость в проведении новой операции, а главное - будут большие жертвы и потеря времени. Вот почему командование потребовало упредить возможные намерения противника: форсировать реку и занять плацдарм на левом берегу, пока там нет крупных сил.
Почти две недели непрерывных боев, дожди, плохие дороги... И отстали тылы, горючего и боеприпасов не хватает, люди устали, техника требует осмотра... Но сроки наступления сжатые - медлить нельзя.
- Сейчас девятнадцать ноль-ноль,- закончил Шалин, глядя на часы. - Не позже чем через час корпуса должны быть готовы к выступлению. Корпусу генерала Гетмана двигаться по северному маршруту через Ярослав, а генералу Дремову предстоит идти левой колонной с последующим захватом Баранувской переправы.
Командир танкового корпуса Андрей Лаврентьевич Гетман измерил маршрут:
- На север через Ярослав - лишних девяносто километров! Лучше идти по прямой.
- Кто напрямую ходит - дома не ночует,- пошутил командующий армией Михаил Ефимович Катуков. - По последним данным разведки, ваша старая знакомая, двадцать четвертая танковая дивизия, ждет вас в гости - и на завтрак и на ужин хватит угощения. Поэтому надо вашей встрече помешать. С пехотой на севере будет сподручнее разделаться, чем здесь с танками. Наша задача - выйти на Вислу раньше противника. В бой не ввязываться и - ходу! Больше ходу! Назад не оглядываться! Захватить переправы и плацдармы и держаться до подхода главных сил. Кто у вас пойдет в авангарде?
- Бригада Гусаковского.
- Не возражаем. А Дремов кого предложит? У генерала Дремова в передовом отряде, как всегда, шла 1-я гвардейская бригада полковника В.М. Горелова.
- Прошу Военный совет, - обратился Михаил Алексеевич Шалин,- пустить впереди корпусов армейский передовой отряд, возглавляемый командиром мотоциклетного полка Мусатовым.
- Неплохо! Закроют одну дорогу - ищите другую,- советует Катуков. - Фары включить, глушители снять, патронов не жалеть! Больше шуму - больше страху.
- У меня вопрос к члену Военного совета, - поднялся начальник политотдела армии полковник А.Г. Журавлев.- Начальники политотделов бригад и корпусов интересуются, какую работу вести с местным населением.
- Объясняйте смысл наших побед, мобилизуйте людей на поддержание порядка, рассказывайте о формировании Войска Польского, - ответил я начальнику политотдела армии.
- Ну, а власть здесь какая будет?
Алексей Георгиевич Журавлев задал этот вопрос не из праздного любопытства. До сих пор вслед за войсками приходили органы Советской власти. Тыл работал на нас, а мы помогали только что восстановленным советским органам. Но здесь, за пограничным столбом, вопрос о власти стал вопросом о прочности оперативного тыла армии, о возможностях и успехах дальнейших операций.
- В газетах напечатан декрет Крайовой Рады Народовой о создании Польского комитета национального освобождения из представителей антифашистских партий, опубликованы также Манифест к польскому народу и Заявление Наркоминдела СССР. Используйте опыт товарища Яценко по Ярославу и Жешуву, демонстрируйте населению советские фильмы - словом, всячески укрепляйте дружественное отношение к нашей армии, к советскому народу. Есть еще вопросы?
Больше не было.
- Теперь - по машинам! - скомандовал Катуков. - А нам, Кириллович, к Пухову пора. Надо организовать взаимодействие с братской пехотой. Может, твой старый дружок подбросит пехоты.
Николай Павлович Пухов был моим старым другом: вместе пережили тяжелую пору сорок первого года, вместе отбивались от вражеских атак, с кровью сердца уступая метр за метром родную землю. Воины, как и друзья, познавались в беде. В те горькие дни отступления мое внимание привлек командир дивизии Пухов, который умел бить врага не просто смело, но необыкновенно продуманно. Если дивизия Пухова отходила, можно было быть уверенным, что держаться дальше не было уже действительно никакой возможности. Выделялся Пухов широтой кругозора, смелостью оперативного мышления. Это был командир большой эрудиции и высокой культуры.


 
Категория: Проза | Просмотров: 95 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]