"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2019 » Февраль » 21 » ОКСВА: долгий путь домой
06:14
ОКСВА: долгий путь домой
ОКСВА: долгий путь домой
Михаил Слинкин,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук, доцент


 
Ограниченный контингент советских войск (ОКСВА) находился в Афганистане почти 10 лет – с 25 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г. Это стало наиболее длительным и масштабным присутствием и применением Вооруженных Сил СССР за рубежами нашей страны в послевоенной истории ХХ в. Ввод войск был призван стабилизировать обстановку в дружественной стране. Первоначально участие ОКСВ в боевых действиях против вооруженной оппозиции не предусматривалось, однако вскоре превратилось в его основную задачу.
В течение всего периода пребывания ОКСВ в Афганистане советское руководство прилагало немалые усилия по достижению мира в этой стране и созданию условий для вывода советских войск на Родину, прекрасно осознавая трудности, которые стояли на этом пути в условиях нараставшей активности оппозиции при широкой военной, финансовой и материальной помощи ей со стороны Запада и консервативных режимов региона.
Менее чем через год после ввода войск, осенью 1981 г., политбюро ЦК КПСС одобрило предложение, подготовленное по инициативе МИД СССР для организации дипломатического процесса урегулирования ситуации вокруг Афганистана, которое позволило бы вывести советские войска из этой страны. Тогда этот вопрос предполагалось решать исключительно на основе двусторонних советско-афганских договоренностей и не делать из него предмет обсуждений на международном уровне.
Вместе с тем резолюция 36/34 от 18 ноября 1981 г. Генеральной Ассамблеи ООН, наряду с требованием «немедленного вывода иностранных войск из Афганистана», призвала «все заинтересованные стороны действовать в направлении срочного достижения политического урегулирования» и поручила Генеральному секретарю ООН продолжать усилия по поиску политического решения афганского вопроса[1].
В апреле 1982 г. Генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр назначил Диего Кордовеса своим представителем по урегулированию положения вокруг Афганистана. Первый раунд непрямых афгано-пакистанских переговоров через посредничество Д. Кордовеса состоялся с 16 по 24 июня 1982 г. в Женеве. В последующем прошли еще несколько раундов переговоров, которые показали всю сложность достижения согласия по вопросам афганского урегулирования[2].
Советский руководитель Ю.В. Андропов в конце 1982 г., следуя духу и букве резолюции 36/34 Генеральной Ассамблеи ООН, подтвердил готовность нашей страны вывести войска из Афганистана при условии прекращения поддержки Пакистаном афганской вооруженной оппозиции. Однако вмешательство как Пакистана, так и ряда западных и исламских стран в дела Афганистана не только не снижалось, но и постоянно нарастало.
В апреле 1985 г. политическое руководство СССР провозгласило курс на отказ от применения силы в международных отношениях и без должной подготовки начало принимать меры к сокращению боевого состава ОКСВ. Так, уже к 20 сентября 1986 г. из Афганистана на территорию СССР были передислоцированы шесть полков.
Вывод первых частей и подразделений 40-й армии был трудным. Вот как об этом рассказывал руководитель оперативной группы (ОГ) МО СССР в Афганистане генерал армии В.И. Варенников: «При осеннем выводе 1986 года экстремистская часть мятежников… готовилась организовать нам «кровавую бойню». Естественно, мы были вынуждены предпринять контрмеры: объявив за две недели срок вывода и по каким конкретно маршрутам пойдут наши части, мы начали открыто готовить войска к выводу. Одновременно вели усиленное наблюдение за отрядами оппозиции. Как и предполагалось, они изготовились к бою, в больших количествах сконцентрировались вдоль коммуникаций. В связи с этим мы вынуждены были вместе с афганскими вооруженными силами обрушить на них удары артиллерии и авиации и перенести срок.
Мы сделали последнее предупреждение, оповестив «охотников повоевать», что в случае открытия с их стороны огня нами будут применены все имеющиеся в нашем распоряжении силы и средства. Итог: первые шесть полков были выведены без единой царапины.
Думаю, что опыт 1986 года послужил для оппозиции хорошим уроком и в последующем – вывод советских войск летом 1988 года и в январе – феврале 1989 года прошел очень организованно, четко и практически без боевых потерь личного состава и техники»[3].
В свою очередь афганское руководство (с мая 1986 г. его возглавил Наджибулла) разработало и в 1987 г. предложило оппозиции политику национального примирения. Однако лидеры оппозиции ее не приняли и продолжили «войну до победного конца». Тем не менее, позиция официального Кабула дала новый импульс проводившимся в Женеве переговорам по афганскому урегулированию.
С августа 1985 по апрель 1988 г. в Женеве состоялись четыре раунда афгано-пакистанских переговоров, на которых обсуждались различные аспекты политического урегулирования афганского кризиса. При этом США, стоявшие за спиной Пакистана, не давали согласия на подписание уже подготовленных документов, выжидая, когда СССР и поддерживаемое им правительство в Кабуле будут вынуждены под натиском вооруженной оппозиции, дипломатическом и политическом давлении на международной арене пойти на максимальные уступки. Для того чтобы устранить последнее препятствие на пути к завершению афгано-пакистанских переговоров в Женеве лидеры Советского Союза и Республики Афганистан в своих Заявлениях от 8 февраля 1988 г. объявили о взаимной договоренности «установить конкретную дату начала вывода советских войск – 15 мая 1988 г. – и завершить их вывод в течение 10 месяцев».
Впервые встретившись лично 14 апреля 1988 г. в здании европейской штаб-квартиры ООН в Женеве после шестилетних непрямых переговоров, афганская и пакистанская делегации подписали два двусторонних соглашения – «О принципах взаимоотношений и, в частности, о невмешательстве и об отказе от интервенции» и «О добровольном возвращении беженцев». Представители СССР и США поставили подписи под двумя другими документами – «Декларации о международных гарантиях» и «Соглашении о взаимосвязи для урегулирования положения, относящегося к Афганистану» (к последнему прилагался «Меморандум понимания»). СССР брал на себя обязательство вывести войска из Афганистана в течение 9 месяцев (вместо намечавшихся ранее 10 месяцев) в два этапа – с 15 мая по 15 августа и с 15 ноября 1988 г. по 15 февраля 1989 г. Три месяца, с 15 августа по 15 ноября, отводились на подготовку к окончательному выводу войск. Эти документы вступили в силу 15 мая 1988 г. При этом афганская вооруженная оппозиция отвергла все достигнутые договоренности и продолжила ведение боевых действий[4].
В феврале 1988 г., еще до завершения переговоров в Женеве, но опираясь на проекты обсуждавшихся там документов, штаб 40-й армии начал планирование вывода ОКСВ на Родину. Эта работа получила новый импульс с получением 8 апреля 1988 г. соответствующей директивы министра обороны СССР генерала армии Д.Ф. Язова. В ней, еще до закрепления в женевских документах, были конкретизированы новые сроки вывода войск – 9 месяцев, начиная с 15 мая 1988 г., и два этапа, на первом из которых в течение трех месяцев ОКСВ должен быть сокращен на 50%.
Директива определяла организацию и порядок вывода войск. Приложением к ней был оформлен график вывода войск, разработанный совместными усилиями Генерального штаба, Оперативной группы (ОГ) МО СССР, штабами Туркестанского военного округа и 40-й армии. Право вносить изменения в утвержденный график в соответствии со складывающейся обстановкой получил руководитель ОГ МО СССР генерал армии В.И. Варенников.
Группировка советских войск в Афганистане к тому времени состояла из 509 соединений, частей и учреждений общей численностью более 100 тыс. чел. На ее вооружении находились 672 танка, 1594 БМП, 2862 БТР, 2136 орудий и минометов, 326 вертолетов различного назначения, 160 боевых и транспортных самолетов, 18 153 автомобиля. Войска размещались в 25 гарнизонах, которые располагали 45 жилыми военными городками[5].


В апреле – первой половине мая был свернут ряд мелких гарнизонов, в том числе в Гульбахаре, Бамиане, Чагчаране, Бараки, Асадабаде, Бахараке и Шахджое, а располагавшиеся там подразделения были выведены в расположения своих полков.
В рамках подготовки к первому этапу вывода войск за трое суток до начала марша начинались мероприятия по блокаде маршрутов выдвижения, усилению сторожевых застав и выводу артиллерии на огневые позиции, которые завершались за сутки до начала движения колонн. Они заблаговременно выстраивались в походный порядок, при этом проверялась подготовка техники, вооружения, правильность построения, пункты управления и их укомплектованность офицерами штабов (операторами), связи, разведки, авианаводчиками и артиллерийскими корректировщиками, а также порядок взаимодействия и возможность развертывания артиллерии и других огневых средств в составе колонн.
Начало выводу войск было положено 15 мая 1988 г. выходом первой из четырех сформированных в Джелалабаде колонн. В городе состоялся торжественный митинг, на который собрались тысячи местных жителей, афганские военнослужащие, провинциальное партийное и государственное руководство. Прощание, по свидетельству очевидцев, было трогательным. На нем присутствовали многочисленные советские и иностранные журналисты, а также наблюдатели Миссии добрых услуг Организации Объединенных Наций в Афганистане и Пакистане (ЮНГОМАП). Иностранные журналисты впервые получили разрешение совершить марш в составе колонны. Многие их них преодолели на советской технике часть пути. Пройдя более 150 км по сложной горной дороге, колонна вечером 15 мая прибыла в Кабул. Здесь на следующей день в проводах на Родину советских воинов принял участие президент Республики Афганистан Наджибулла.
Вывод войск производился по двум направлениям. При этом на восточном направлении (кабульском) между выводом отдельных колонн имелись большие временные интервалы и обеспечивавшие подразделения после их прохождения снимались и возвращались в пункты дислокации. На западном (кандагарском) направлении сначала была обеспечена безопасность маршрута на участке Кандагар – Шинданд, а после его прохождения выводимыми войсками – на участке Шинданд – Тургунди. На территорию СССР самолетами ВТА было вывезено 8 тыс. военнослужащих гарнизонов Кандагар, Файзабад и Кундуз после того, как они провели передачу вооружения и боевой техники афганской стороне в счет советских поставок.
Обеспечение безопасности вывода советских войск на первом этапе стало основной задачей командования 40-й армии и ОГ МО СССР. Другие виды боевой деятельности в период с 15 мая по 15 августа 1988 г. были практически свернуты. Продолжались лишь мероприятия по контролю режимных зон аэродромов Кабул, Баграм, Шинданд и основных наземных коммуникаций. Авиация наносила удары только по проявлявшим наибольшую активность отрядам противника. В итоге вывод соединений и частей 40-й армии прошел строго по графику и не встретил серьезного противодействия со стороны вооруженной оппозиции.
С 15 мая по 15 августа 1988 г. советские войска (50,2 тыс. чел.) были полностью выведены из 12 провинций. Соединения и части ОКСВ в составе 50,1 тыс. чел. оставались в шести афганских провинциях – Кабул, Герат, Парван, Саманган, Балх и Баглан (ко времени подписания Женевских соглашений численность ОКСВ составляла 100,3 тыс. чел.). При этом ВВС 40-й армии было оставлено 55% (фронтовой авиации – 90%, армейской – 35%), что диктовалось необходимостью оказания помощи афганской армии в приобретении опыта самостоятельных действий (при поддержке советской авиации) против отрядов непримиримой оппозиции, удержания важных административных центров, авиабаз и коммуникаций[6].
Объективно с завершением этого этапа вывода войск зона контроля территории Афганистана со стороны 40-й армии сократилась. Вместе с тем ее соединения и части продолжили боевую деятельность, подготовку к передаче афганской стороне техники и вооружения, обучение местных специалистов для обслуживания оставляемых военных городков, а также мероприятия по накоплению в них 3-месячных запасов материальных средств. Одновременно ОГ МО СССР и советские советники прилагали усилия по повышению боеспособности афганских вооруженных сил, созданию в их составе ракетных частей, укреплению кабульского района обороны и формированию гвардии особого назначения министерства государственной безопасности Республики Афганистан (РА).
Срок второго этапа вывода войск был сокращен с трех месяцев до одного, что было вызвано следующими обстоятельствами. Президент РА Наджибулла настаивал на возможно более позднем выводе ОКСВ. Кроме того, советское руководство в ответ на его просьбу организовало доставку продовольствия для населения Кабула, Герата и Шинданда. Большая загрузка автомагистралей Тургунди – Герат и Хайратон – Кабул не позволяла одновременно использовать их для движения воинских колонн в северном направлении. Поэтому окончательный вывод войск был начат не 15 ноября 1988 г., как планировалось ранее, а 2 января 1989 г. Войска вынуждены были двигаться к границе сплошным потоком. Об исключительно трудных условиях, в которых проходим марш, рассказал находившийся тогда в составе ОГ МО СССР генерал В.А. Богданов: «Погода в высокогорных районах, в частности на перевале Саланг, не способствовала движению автотранспорта. С гор постоянно сходили снежные лавины, образуя многокилометровые снежные и каменные завалы на дорогах. Так, только 3 и 4 января в районе перевала Саланг сошло 34 лавины. Расчисткой дороги занимались все находившиеся в зоне лавин подразделения, включая личный состав сторожевых застав. Поддерживать дорогу в проезжем состоянии удавалось с большим трудом»[7].
Несмотря на все трудности, вывод советских войск из РА прошел организованно. Активного противодействия со стороны противника не было. Оппозиция хорошо уяснила, что в случае любых попыток остановить движение колонн, последует сокрушительный ответ. Кроме того, различные военно-политические организации оппозиции и просто полевые командиры больше были озабочены укреплением собственных позиций и влияния, о чем свидетельствовали участившиеся вооруженные столкновения между ними.
Советской стороной Женевские соглашения были выполнены полностью. 15 февраля 1989 г. вывод ОКСВ из Афганистана был завершен.


На Родине советских военнослужащих ждала, мягко говоря, прохладная встреча. «В Термезе и Кушке, – как свидетельствовал генерал А.А. Ляховский, – выходивших из Афганистана солдат встречали в основном их родные и близкие, многочисленные корреспонденты. Никто из высших руководителей СССР не посчитал для себя нужным лично хотя бы поприсутствовать при возвращении на Родину солдат и офицеров, долгие годы проливавших кровь по их воле в чужой стране, тем самым лишний раз продемонстрировав безразличие и равнодушие к армии. Указанное «мероприятие» опять-таки стало частным делом военных»[8].
Тогда самоотверженная боевая работа, направленная на оказание помощи дружественному афганскому народу, в средствах массовой информации подавалась негативно, что нашло отражение в сознании многих граждан страны, посчитавших заслуги советских воинов перед Отечеством тщетными и даже преступными. Съезд народных депутатов СССР в постановлении от 24 декабря 1989 г. № 982-1 «О политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 г.» посчитал его заслуживающим «морального и политического осуждения»[9], тем самым принизив значимость выполнения интернационального долга советскими воинами на территории Афганистана.
При этом абсолютно не принимался во внимание тот факт, что ОКСВ находился на территории Афганистана в полном соответствии с международными нормами по приглашению афганской стороны и боролся с набиравшим в то время силу исламским терроризмом, помощь которому оказывали как страны Запада, так и консервативные режимы региона. «Тогда в Афганистане наша страна, – отмечал 15 февраля 2015 г. президент России В.В. Путин на встрече с ветеранами боевых действий в Афганистане, – вы, прежде всего, столкнулись с тем, что сегодня называется политическим исламом; тогда только зарождались экстремистские организации, которые искусственно подпитывали со стороны»[10].


Более 20 лет назад генерал А.А. Ляховский писал: «Каждой войне оценку дает время. «Афганской», очевидно, тоже будет отведено подобающее ей место. Очень хочется верить, что еще придет время, когда поймут, что мы там воевали за свое Отечество»[11]. Это время пришло. 21 ноября 2018 г. в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации состоялись открытые парламентские слушания к 30-летию вывода ОКСВ из Афганистана. В обсуждении роли наших Вооруженных Сил в обеспечении безопасности, а также в экономическом и политическом развитии Афганистана в 1980-е гг. приняли участие депутаты Государственной Думы, Члены Совета Федерации, а также представители Министерства обороны, МИД, Минфина и Минздрава России, ветеранских и общественных организаций. Одним из предложений в ходе работы стала рекомендация принять в канун 30-летия вывода ОКСВ из Афганистана постановления с политической оценкой присутствия советских войск в этой стране. Выступая на слушаниях, депутат Госдумы Н.М. Харитонов подчеркнул: «Надо однозначно заявить, что Государственная Дума считает необходимым признать несоответствующим принципам исторической справедливости моральное и политическое осуждение решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года… В этом вопросе мы должны прежде всего основываться на соображениях политической беспристрастности, исторической правды»[12].
_______________________________________________
[1] Резолюция 36/34 от 18 ноября 1981 г. ГА ООН // Официальный сайт ООН. URL: https://undocs.org/ru/A/RES/36/34.
[2] См. подробнее: Слинкин М.Ф. Афганистан. Страницы истории (80–90 гг. ХХ в.) // Культура народов Причерноморья. Симферополь, 2003. № 41. С. 156–180.
[3] Цит. по: Немеркнущая слава: от воинов-интернационалистов до миротворцев. М., 2004. С. 294.
[4] Слинкин М.Ф. Афганистан. Страницы истории (80–90 гг. ХХ в.). С. 169–171.
[5] Богданов В.А. Афганская война 1979–1989. Воспоминания. М., 2005. С. 282.
[6] Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. М., 1995. С. 388, 390.
[7] Богданов В.А. Афганская война 1979–1989. Воспоминания. С. 294.
[8] Цит. по: Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. С. 533–535.
[9] Постановление СНД от 24.12.1989 г. № 982-1 «О политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 г.» // URL: http://www.consultant.ru.
[10] Цит. по: Путин: Мы все лучше понимаем, что послужило причиной для ввода войск в Афганистан // Взгляд. 2015. 15 февраля.
[11] Цит. по: Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. С. 616.
[12] В ГД прошли парламентские слушания к 30-летию вывода советских войск из Афганистана /

/ Источник Официальный сайт ГД ФС РФ.
Категория: Публицистика | Просмотров: 138 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]