"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2018 » Декабрь » 13 » ЖИВАЯ ПАМЯТЬ АФГАНА
07:40
ЖИВАЯ ПАМЯТЬ АФГАНА

ЖИВАЯ ПАМЯТЬ АФГАНА

ЖЕСТОКИЙ ВЕТЕР «АФГАНЕЦ»
Геннадий Устюжанин

В1983 году Геннадий Павлович был командирован в республику
Афганистан советником ЦК КПСС при Народно-демократической партииАфганистана. Два года работы в воюющей стране оставили глубокий след в его сердце и памяти. Некоторые впечатления о жизни афганского народа, работе советнического аппарата, жизни советских и афганских военнослужащих легли в основу настоящей повести, которую
автор с волнением представляет на суд своим товарищам -«афганцам»
и читателям.


ГЛАВА 1

Вертолетная пара размашисто гребла лопастями винтов выцвет-
шее небо Кабула. Старший лейтенант Юрий Иванович Ольков,
прильнув к иллюминатору, с любопытством рассматривал с высоты
птичьего полета афганскую столицу. За неделю пребывания в ней он
несколько раз выезжал из штаба армии, чтобы посмотреть город. За
полузашторенными окнами «уазика», мчавшегося на приличной ско-
рости, мелькали дувалы, арыки, однообразные постройки. Здесь все:
и земля, и дома, и люди казались какими-то песчано-серыми, соста-
рившимися. «Город без красок»,– таким осталось впечатление о Ка-
буле у Олькова.
Теперь он то устремлял взгляд к горам, всматриваясь направо и
налево, то опускал глаза к жилищам в горах и долинах, то пробегал
взглядом по горизонту -- цельного города не вырисовывалось. Голу-
бые минареты мечетей да несколько десятков зданий европейского
типа, высившихся в центре, близ реки, как бы притягивали к себе
разбросанные по горной котловине более сотни кишлаков и кишлач-
ков. Кривые улицы, ручееобразные дороги и тропы растекались по
сторонам от центральных магистралей столицы. Они скатывались в
долины и распадки, карабкались на горы, где зачастую крыша одно-
го строения была двором, приютившегося выше жилища.
С высоты четко прорисовывались плоские крыши, высокие дува-
лы, редкие зеленые клочья садов и огородов на древнем выцветшем
лике земли.
Проплывавший внизу пейзаж не радовал глаз, не волновал сердце.
«И за эту выжженную богом и солнцем землю умирают люди?» –
мысленно спрашивал себя Ольков.
Вертолеты будто сносило в сторону. Их легкие тени уже скользили
по распластавшемуся внизу плату, такому же серому, пустынному и
уставшему.
За неделю, что Юрий Иванович пробыл в армейском штабе, он
понаслышался о коварстве здешних воздушных дорог, хотя они счи-
таются в Афганистане самыми надежными видами сообщения. Душ-
маны то обстреливают самолеты и вертолеты из пулеметов, то норо-
вят сбить ракетой. Говорили даже, что появились у них и зенитные
пушки.
«И где тут душманам прятаться? – размышлял Ольков, вглядыва-
ясь в пустынную местность. – На многие километры все видно, как
на ладони».
Человек в армейской одежде, но без погон, сидевший рядом с Юри-
ем Ивановичем, легонько толкнул его в плечо, прервал размышле-
ния.
– Что засмотрелся, старшой? Видать, новичок в Афганистане?
Ольков утвердительно кивнул.
– Так точно, новичок. Назначен взводным. Лечу к месту службы, в
Панджшер. Есть там поселок Руха, а в нем стоит наш полк.
– На бойкое место попали. Скучать не придется.
– Бывали там?
– Бывал. Да кто и не бывал там, знают, что такое Панджшер. Он,
как больное сердце в груди Афганистана, спазмы там, а боль отдает-
ся по всей стране.
– Значит, придется доктором при этом «сердечке» состоять, – заме-
тил Ольков.
– Стало быть, так. Дай-то Бог, чтоб только состоять. Спокойно в
Панджшере – ровный пульс на Саланге. А Саланг – жизненная арте-
рия всей страны. Так и понимайте, что вам здесь доверено. Об этом
вам еще не раз командованием будет сказано. А пока вон туда по-
смотрите.
Юрий Иванович снова приник к иллюминатору. Метрах в пяти-
стах от них летел пятнистый, как леопард, самолет с опознаватель-
ными знаками афганских ВВС.
– Не туда глядите. Берите к земле. Видите крепость? Афганская
Бастилия. По просьбе короля специалисты из ФРГ ее возвели. Не-
мецкий опыт по строительству тюрем со времен фюрера высоко ко-
тируется. Стены, решетки, запоры – надежней надежного.

Короля давно нет, но и при новой власти заведение не пустует. Бур-

но ликовали афганцы, когда, после апрельской революции, Тараки –
бывший генсек народно-демократической партии Афганистана – при-
казал освободить отсюда узников короля. Сотни арестантов счастли-
выми уходили домой под восторженные крики народа...
Но еще не успел выветриться спертый запах из тюремных казема-
тов, а правая рука тогдашнего партийного лидера Хафизула Амин,
руками охраны генсека вероломно задушив своего наставника, вновь
переполнил камеры крепости узниками. Теперь здесь оказались его
однопартийцы, активисты парчамистского крыла, сторонники Баб-
рака Кармаля. Их здесь истязали намного «искуснее», чем узников
при короле.
Новый этап в революции и наш приход в Афганистан спасли от
смерти тысячи обреченных. И снова покидали стены крепости узни-
ки под ликование многотысячной народной толпы. Власть -- это все-
гда не просто, это всегда насилие. На востоке, где нет устоявшихся
законов, оно зачастую стихийно и может обрушиться на людей, как
горный обвал.
– У вас богатая информированность о здешних делах и в волосах
седина, а вот в какой вы должности и чинах – не пойму.
– Должность моя – мушавер шурави.1 Воевать я уже не подхожу. А
форма..., чтобы выглядеть, как все здесь.
Крепость уже исчезла из виду, когда Ольков на сером с бурыми
подпалинами окаеме земли заметил колонну. Она катила навстречу
вертолетам. Летчики, видимо, выбрали свой маршрут над дорогой,
где душманам не так просто устроить засаду и вести обстрел.
В голове колонны шел БТР. За ним следовала цепочка наливников.
С высоты все это казалось игрушечным, напоминало кадры из кино.
Замыкал колонну бензовозов грузовик с крупнокалиберным пулеме-
том на платформе и машина технической помощи.
– Прорвались ребята через «зеленку» у Чарикара, – сказал совет-
ник, смотревший тоже в иллюминатор. – Теперь до Кабула недалеко.
Даст Бог, добегут.
Но вдруг головной БТР подпрыгнул козлом. Под ним вздыбилась
земля, полоснуло огнем... Стальная машина, далеко по сторонам раз-
бросав колеса, ударилась грудью в седые камни. Над ней высоким
столбом клубилась копоть и пыль. Столб этот медленно сносило к
горе, горбившейся вблизи дороги. По ней же рьяно огненными трассами долбил пулемет

Категория: Проза | Просмотров: 99 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]