"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2018 » Декабрь » 19 » После ночи всегда рассвет!
05:00
После ночи всегда рассвет!
Воюшин Владимир Леонидович
Авианаводчик...Кандагар, 1987г.
После ночи всегда рассвет!
(Впереди целая жизнь.)


- 325-й левый разворот, крен 45, на курс 210 градусов, высота 6300!
- 325-й вас понял, парой левый разворот с креном 45 на курс 210, высота 6300!
Капитан Владимир Костин внимательно смотрел на индикатор кругового обзора, где после мерцающей развёртки экрана были видны две метки. Одна метка от условной воздушной цели, а вторая метка, чуть "жирнее", от пары истребителей, которую он наводил на цель. Шли плановые учебно-тренировочные полёты в авиационном истребительном полку, в котором проходил службу капитан Владимир Костин. На вертикальном планшете Зала боевого управления КП, сближались две линии от цели и наводимой на неё пары истребителей, наносимые стеклографом на плексиглас дежурным планшетистом, солдатом срочником.
- 325-й на курсе 210 высота 6300!
- 325-й включить "высокое", цель по курсу удалении 18!
- 325-й "обзор", цель вижу, сближение.
- 325-й цель по курсу удаление 15.
- 325-й подтверждаю. "Захват"!
- 326-й "Захват"!
- 325-му, после "пуска" выход влево!
- 325-й понял! "Пуск" первый, "пуск" второй!
- 326-й "пуск" первый, "пуск" второй!
- 325-му выход влево курс 90 высота 5000!
- 325-й выполняю, снижение до 5000! 326-й перестраиваемся..
- 328-й, я - "Чертёжник", разворот вправо на точку, снижение 5600!
Костин дал команду в эфир экипажу "цели".
Капитан Костин на рубеже передачи управления в зону ответственности посадки, снизив экипажи самолётов МиГ-23 до расчётной высоты, передал управление экипажами руководителю ближней зоны. Наведение истребителей было закончено и до окончания полётов оставалось 20 минут.
Капитан Владимир Костин служил в авиационном истребительном полку в Европейской части Советского союза и занимал должность Начальника командного пункта этого полка. В его подчинении было десять офицеров боевого управления, четыре прапорщика авиационных диспетчера и одиннадцать солдат срочной службы. Полк нёс боевое дежурство в системе ПВО страны. Поэтому на командный пункт полка, которым командовал Костин, возлагались серьёзные задачи не только по боевой подготовке, но и боевому суточному дежурству, задействованного в нём личного состава КП.
После разбора полётов дежурная машина КП остановилась в гарнизоне на специальном пятачке. Костин вышел из машины и направился домой. День закончился, сумерки медленно опускались на землю, окрашивая листья деревьев в тёмно-зелёный цвет; в конце главной улицы на востоке военного городка было видно наползающее тёмное небо с мигающими золотистыми крупинками звёзд. Свет вечерней зари догорал и медленно отступал на западе. На городок надвигалась летняя августовская ночь.
Дома Костина ждала жена и маленький сын. Он как всегда придёт домой чуть уставший, улыбнётся жене и возьмёт на руки сынишку. Впереди у него ещё целая жизнь - он помнит об этом и как прежде мечтает... Даже в его рисунках карандашом проявляются романтические сюжеты. Жизнь идёт!
Жизнь не просто шла, а даже кипела. Служба не была мёдом, да и в этом, как и в других полках, шла напряжённая учебно-боевая работа. Полк совершенствовал лётное мастерство, согласно курсу боевой подготовки, личный состав КП совершенствовал своё боевое управление экипажами. Шли полёты, полёты и ещё раз полёты... Кроме этого ещё политическая работа в полку не остывала. Полк имел свой политотдел и, разумеется, велась партийно-политическая работа на всех уровнях. Идеология ЦК КПСС пронизывала все сферы советского общества, в том числе и такой институт - как Вооружённые силы! Имела жёсткую направленную систему контроля в воспитании военнослужащих в духе коммунистической идеологии.
В кабинет группы руководства полётами заглянул Петрович, так уважительно называли майора Виктора Королькова.
- Володя, тебя просит зайти старший штурман полка!
- Опять голову будет морочить, всё уже отработано до мелочей. И политотдел тоже всё время наседает по поводу политической работы.
- Ты же помнишь Устав? Стойко переносить все тяготы военной службы..
- Витя, ты ещё Суворова вспомни: про "тяжело в учении и легко в бою.." Только американские пилоты, да и их солдаты не пишут конспекты по работам Ленина и классиков марксизма-ленинизма. Они реально совершенствуют боевую подготовку!
- Ну, ты же знаешь, это наша система, а за такие разговоры.. В общем-то, сам знаешь!
- Я не боюсь, а слова к делу не пришьёшь! У меня на КП, между прочим, всё подбито документально. После партийной комиссии ВВС в Москве, где мне сняли незаконно объявленный партийный выговор, была проверка моей деятельности Начальником КП воздушной армии. Вся документация нашего КП в полном порядке, Курс боевой подготовки КП выполняется согласно плана боевой подготовки КП. На сборах офицеров боевого управления командных пунктов в нашей воздушной армии, меня назвали лучшим начальником КП полка. Так что.. Ну б его на хрен всю эту возню..! Здесь я неугоден командованию, да и ты не очень угождаешь.. Потому нас с тобой люди и в партийное бюро выбрали!
Костин встал, взял свой штурманский портфель, улыбаясь, вложил в него документы, надел фуражку и, козырнув правой рукой своему товарищу, вышел в коридор. Шёл он к старшему штурману полка и напевал себе поднос:
- "Отдохнём, отдохнём, от работы этой, может, отдохнём?!" Ну, если не в отпуске так на пенсии, если доживём!
С юмором у Костина было всё в порядке..
А всё в этом полку начиналось так.
Отношения у Костина с командованием полка не сложились. Конечно, причина была в нём! Говорил то, о чём думал. Угождать не умел и не хотел, на партийных собраниях вообще рубил правду-матку, чем не нравился руководству полка и его политическому командованию. Но был профессионалом в своём деле, да и апеллирование по партийным инстанциям, по поводу незаконного выговора, не только закалили его в ненужных "боях", но и так повысили знания партийных документов, что с ним Начальнику политотдела полка было не просто разговаривать. Шутка ли, в процессе хождения по партийным инстанциям, выучить кроме Устава партии, ещё и Инструкцию по партийно-политической работе в Советской армии и Военно-морском флоте. А содержание тягостных конспектов по марксистко-ленинской подготовке использовались памятью как контраргумент в конфликтных ситуациях с командованием. Да и лозунг на командном пункте: "Чтобы управлять - нужно быть компетентным!", Владимир перенёс на собственную жизнь, перефразировав его только для некоторых: "Чтобы противостоять дуракам - надо знать и соображать!"
По прибытию в этот очередной полк, приняв должность, он столкнулся с фактом кадровой ошибки и непорядочным поступком командования полка в отношении пилота, не списанного лётчика-истребителя майора Стрельцова, который перевёлся в полк из другой воинской части, получив предварительно "добро" от командования полка в связи с болезнью отца и полной его парализации, проживающего в городе в шестнадцати километрах от гарнизона. И, конечно же, Костин встал на сторону теперь уже своего подчинённого, помогая ему вновь "обрести крылья".
Майор Анатолий Стрельцов лётчик, влюблённый в небо, был удостоен медали "За боевые заслуги" на прежнем месте службы. И прибыв в новый полк, сразу оказался за штатом, где, пребывая там, целый год не летал. Но в итоге на свои требования летать, оказался назначен с подачи командования полка на не лётную должность Офицера боевого управления КП.
После посещения старшего штурмана полка, Костин зашёл в кабинет своего непосредственного начальника - начальника штаба полка для уточнения плана дня

.
Категория: Проза | Просмотров: 85 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]