Внешние влияния на формирование и функционирование политических институтов

Исторически развитие политической системы Афганистана находилось под воздействием множества внешних факторов.

До формирования государства Афганистан современная территория страны периодически захватывалась различными государствами: персами, македонцами, монголами, арабами, англичанами и др. Взаимодействие со странами-захватчиками, безусловно, оказало значительное влияние на политическую культуру страны и этногенез (являющийся причиной значительной диверсификации народностей, проживающих сегодня в Афганистане). Однако наиболее актуальные на сегодняшний день особенности функционирования политической системы в контексте внешнего влияния связаны прежде всего с периодом англо-афганских войн, «пуштунским вопросом» и событиями XX–XXI веков.

Наиболее значимым событием в рассматриваемом аспекте формирования политической системы (до официального формирования государства) явилось завоевание страны арабскими народами, привнёсшими в развитие страны исламскую религию. Фактически ислам в Афганистане в определённой степени перечеркнул предыдущие этапы формирования страны. Особенности данной религии позволили Афганистану стать непосредственным участником мирового сообщества мусульманских стран, тем самым закрепляя тесные связи страны с соседними мусульманскими странами (впоследствии подобное взаимодействие играло ключевую роль на различных исторических этапах развития страны).

Конфликты и расколы

Афганское общество находится в состоянии конфликта и раскола, что связано с преодолением последствий режима талибов, боевыми действиями полевых командиров, а также с присутствием в стране коалиции вооружённых сил США, др. стран НАТО и ООН. Политика правительства Хамида Карзая встречает поддержку лишь у части населения, проживающего преимущественно в Кабуле и его окрестностях (зона, находящаяся под контролем войск США и ООН).

Новые демократические тенденции в развитии страны, подкрепляемые соответствующими законами, наталкиваются на традиционное общество, приверженное исламским традициям во всех аспектах жизни и политики. Вместе с тем в зоне реального влияния и контроля государства наблюдаются положительные сдвиги в области демократизации и либерализации общества. Основные различия и конфликты между политическими силами Афганистана определяются трактовкой ислама и степенью радикальности политических взглядов.

Длительный внутриафганский конфликт и непрекращающиеся военные действия в Афганистане привели к разрушению экономики страны, в результате чего большая часть населения страны живёт за чертой бедности.

Официальная идеология, идеологические расколы и конфликты

Согласно конституции, официальной государственной религией Афганистана является ислам, который определяет большую часть социальных, идеологических и политических аспектов жизни его приверженцев. Все это даёт основание рассматривать его не только как религию, но и как идеологию.

Кроме того, ислам в Афганистане, являясь наиболее распространённой и доминирующей религией, выступает как фактор, обеспечивающий межэтническое единство и целостность страны.

При этом афганцы тяготеют не к идеям (и идеологиям), а к сильным личностям — лидерам каумов (родовых кланов), что во многом определяет политический и общественный климат в стране. Вокруг сильных лидеров в соответствии с их престижем неминуемо складываются как поле притяжения, так и отношения зависимости и преданности, что и ведёт к политическому соперничеству между различными силами.

Религия и государство, роль религии в политике

Согласно основному закону, государственной религией Афганистана является ислам, однако конституция также предусматривает равенство религий. Проживающие на территории Афганистана узбеки, туркмены, белуджи, чараймаки, арабы, аймаки, пашаизы, нуристанцы, а также большая часть пуштунов исповедуют суннизм ханафитского мазхаба (религиозно-правовой школы). Численность суннитов составляет до 84 % населения.

Сегодня шариат реально действует практически во всех горных селениях, а до падения режима талибов был официально введён на контролируемой ими территории. Афганская правовая система принадлежит к мусульманской правовой семье, и шариат так или иначе оказывает влияние на все отрасли права. Это связано с тем, что ислам регламентирует все стороны жизни своего последователя, и разделение на «светскую» и, собственно, «религиозную» составляющие фактически отсутствует.

Кроме того, в жизни афганцев, несмотря на социальные реформы второй половины XX века, заметную роль продолжают играть родоплеменные обычаи (адаты), зачастую противоречащие требованиям шариата.

Важное место в структуре афганского общества занимает мусульманское духовенство. Духовные лидеры обладают среди населения аграрной страны огромным авторитетом.

Многие муллы связаны с тем или иным тарикатом (эзотерическим и политическим орденом). Наиболее крупные из них — Накшбандийя, Кадырийя и Чиштийя, традиционно названные по имени основателей или крупных религиозных деятелей прошлого. Суфийские ордены ставят перед собой цель духовного и этического совершенствования своих адептов, а также осуществляют просветительские и пропагандистские проекты, стараются оказывать влияние на светских правителей.

Влиятельное афганское движение талибов (араб, «ученики», «последователи») организационно оформилось в 1994 году в Кандагаре в среде выпускников религиозных училищ движения Деобанди. Радикальная интерпретация доктрин Деобанди, дополненная патриархальными традициями пуштунов и антизападной риторикой, стала идеологической основой движения «Талибан». Связи с консервативными пакистанскими религиозными школами и косвенные контакты с пакистанской разведкой талибы поддерживают до сих пор. Кроме того, в разное время талибы сотрудничали с принцами Саудовской Аравии и представителями Объединённых Арабских Эмиратов (ОАЭ) (эти две страны вместе с Пакистаном были единственными государствами, поддерживавшими дипломатические отношения с режимом талибов).

В эпоху владычества талибов представители мирового «террористического интернационала» часто находили прибежище в Афганистане, где скрывался и лидер «Аль-Каиды» Усама бен Ладен. В движении талибов силен этнический компонент: среди руководства организацией преобладают пуштуны.

После прихода к власти талибы отменили конституцию 1987 года, запретили телевидение, видео, Интернет и западную музыку и начали широкомасштабную кампанию по искоренению всех неисламских элементов жизненного уклада народов Афганистана. В результате действий США и их союзников, а также новых афганских властей фундаменталисты оказались вытеснены в южные области страны.

Шиизма придерживается примерно 15 % населения Афганистана, причём, как правило, шииты-иснаашариты проживают компактными общинами в районах Кабула, Герата, Газни и Хазараджата и стараются сохранять связь своей этнической группы (персы, хазарейцы, кызылбаши, частично таджики и пуштуны) с шиитским направлением в исламе. Политические партии, выражающие интересы шиитского меньшинства, как правило, имеют связи с Ираном. Идеологические разногласия между политическими партиями шиитов Афганистана незначительны. Многие лидеры афганских шиитов проходят обучение в духовных центрах Кум и Неджеф (Иран). На территории Афганистана располагается крупная шиитская святыня — гробница Мазари-Шариф, предполагаемое место упокоения зятя Мухаммеда, имама шиитов Али ибн Абу Талиба.

Кроме шиитов-двунадесятников, в Афганистане также есть небольшие общины исмаилитов (0,02 % населения). В то же время, поданным, которые сообщил духовный и светский лидер исмаилитов (имам) Ага Хан IV, до начала гражданской войны численность исмаилитского населения Афганистана, в основном памирцев и кайанцев, превышала 750 000 человек. Исмаилитский центр существует в Пули-Хумри. Две основные группы исмаилитов в Афганистане проживают в в Хазараджате, в районе Доши провинции Баглан и в регионах афганского Бадахшана (Дарваза, Шутнана, Ишкашима, Вахана, Мунджана).

Западная часть современного Афганистана считается местом, где, по одной из версий, мог зародиться зороастризм (в настоящее время в стране проживает небольшое количество парсов). В восточных и юго-восточных областях страны долгое время сохранялось влияние индуизма и буддизма.

Исламское завоевание в Афганистане достигло успеха далеко не сразу — войны продолжались почти триста лет с момента возникновения новой религии. С начала 7 века нашей эры и до сих пор в стране проживает индуистское меньшинство (0,6 % населения) и небольшая община сикхов, которые начали переселяться в Афганистан из Индии после прихода англичан. Основной культовый центр древних религий находится в Кабуле, где сегодня осталось около 350 семей сикхов и индуистов (всего, по данным на 2005 год, их в Афганистане проживает 3,7 тысячи человек).

Правительство Индии обещает в ближайшем будущем восстановить храмы в Кабуле, Джелалабаде и Газни. Несмотря на религиозные различия между индуистами и сикхами, в Афганистане эти две общины стараются сотрудничать, чтобы вместе противостоять дискриминации со стороны мусульманского большинства. Своего пика дискриминационная политика достигла в период пребывания у власти движения «Талибан», когда индуисты и сикхи должны были носить жёлтые повязки, свидетельствовавшие об их немусульманском вероисповедании.

В политической жизни страны руководители индуистов и сикхов принимают ограниченное участие, хотя регулярно обращаются с просьбами к главе государства защитить их конституционное право на свободу вероисповедания.

Христианство появилось на территории западного Афганистана в III века, но не получило большого распространения. Первый христианский епископ был рукоположен в V веке, и вплоть до появления ислама существовали общины несториан и монофизитов. После прихода в Афганистан европейцы построили несколько храмов, однако прозелитизмом среди местного населения почти не занимались. В настоящее время численность христиан колеблется от 1 000 до 2 000 человек.

Поскольку, с точки зрения исламского права, переход в другую веру является уголовно наказуемым деянием, положение афганских христиан продолжает оставаться сложным. В Кабуле существует всего один молитвенный дом для христиан всех конфессий, сами христиане регулярно подвергаются репрессиям (обыски, аресты, судебное преследование). Особенно тяжёлым положение афганских христиан стало при талибах, которые запретили публичную демонстрацию креста и привлекали граждан страны к ответственности за распространение христианской литературы. После начала контртеррористической операции во главе с США (2001 год) в Афганистане появились военнослужащие-христиане. Международный резонанс вызвало дело афганца Абд эль-Рахмана, который перешёл в католицизм (в стране действует католическая миссия) и едва избежал казни за это. В настоящее время он экстрадирован в Италию.

Среди других примеров религиозной нетерпимости талибов — подрыв в 2001 году гигантских статуй Будды в провинции Бамиан, возраст которых насчитывал более 1 600 лет. ЮНЕСКО принимает меры для того, чтобы воссоздать этот выдающийся памятник культуры. Представители движения «Талибан» в период пребывания у власти также выступали против шиитов, оправдывали насильственные акции против шиитского меньшинства.

Особенности партийной системы

Процесс формирования новых и реформирования старых партий де-факто начался сразу после создания временной администрации Афганистана в 2001 году.

После свержения режима движения «Талибан» продолжали легально действовать «старые» политические партии — «Исламское общество Афганистана» (ИОА) во главе с экс-президентом Б. Раббани, «Национальный исламский фронт Афганистана» (НИФА) С. А. Гилани, «Национальный фронт спасения Афганистана» (НФСА) С. Моджадади, «Исламский союз за освобождение Афганистана» (ИСОА) А. Р. Сайяфа, «Партия исламского единства Афганистана» (ПИЕА), состоявшая из двух крыльев, возглавляемых К. Халили и М. Акбари, «Исламское движение Афганистана» М. Асифи, а также «Национальное исламское движение Афганистана» А. Р. Достума.

Наиболее крупная политическая (исламская суннитская) партия — «Исламская партия Афганистана» (ИПА; «Хезбе исламийе Афганистан») Г. Хекматьяра — вместе с движением «Талибан» оказалась в оппозиции и заявила о полной решимости бороться против иностранного военного присутствия в Афганистане.

Между тем после свержения «Талибана» произошли серьёзные изменения в расстановке политических сил в Афганистане, что, естественно, самым непосредственным образом отразилось на деятельности политических партий и партийном строительстве. В большинстве ранее действовавших партий произошли организационные расколы.

После принятия в 2004 году конституции и закона о политических партиях процесс формирования и регистрации политических партий заметно ускорился. В настоящее время насчитывается свыше 85 партий.

Партиями постоянно предпринимаются попытки к объединению. Так, весной 2007 года лидеры нынешней парламентской оппозиции, к которым присоединились и некоторые бывшие члены НДПА, объявили о создании нового политического блока — «Национального фронта» (НФ). В состав нового объединения вошли «Исламское общество Афганистана» (ИОА) во главе с бывшим президентом, а ныне депутатом парламента Бурхануддином Раббани, «Национальное движение» вице-президента Зия Масуда, «Новый Афганистан» спикера Народного собрания Юнуса Кануни, «Национальное исламское движение Афганистана» (НИДА) во главе с начальником Генерального штаба Абдуррашидом Дустомом. Кроме того, в состав фронта вошёл министр энергетики и водных ресурсов Мухаммад Исмаил-Хан. Еще одним из лидеров фронта стал погибший в ноябре 2007 года хазареец Мустафа Каземи, стоявший во главе «Партии национального могущества Афганистана». В состав данного политического объединения вошли также члены семьи экс-короля и бывшие функционеры НДПА (сейчас парламентарии) пуштуны Н. Олюми, С. М. Гулябзой, К. Ранджибар.

В политическом плане «Национальный фронт» выступает сторонником идей расширенного парламентаризма и федерализма, разделяемых большинством представителей этнических меньшинств. Так, Б. Раббани, комментируя своё избрание в качестве главы альянса, заявил, что выступает за введение парламентской формы правления и выборность губернаторов всех 34 провинций. Он также высказался за ограничение полномочий президента Хамида Карзая.

Самой крупной и влиятельной партией, вошедшей в состав нового объединения, все эти годы продолжало оставаться «Исламское общество Афганистана» (ИОА), которое берет своё начало из первой исламистской политической организации конца 1950-х — начала 1960-х годов.

После Боннской конференции (2001 год) был официально оформлен раскол в партии Раббани: сторонники Ахмад Шаха Масуда вышли из ИОА и уже в 2002 году создали новую партию под названием «Национальное движение Афганистана» (НДА; «Нахзате меллийе Афганистан»), После президентских выборов ближайший сподвижник Ахмад Шах Масуда Юнус Кануни вышел из состава НДА и создал партию «Новый Афганистан» («Афганистане навин»).

В числе официально зарегистрированных партий значится вышедшая также из ИОА «Партия исламской справедливости Афганистана» («Хезбе адалат-е ислами-йе Афганистан»), которую возглавляет Мохаммад Кабир Марзбон (Кази Кабир).

Другой исламской партией, прошедшей регистрацию в Министерстве юстиции ИРА, является «Национальный исламский фронт Афганистана» (НИФА; «Махази мелли-йе ислами-йе Афганистан»), Его основателем и бессменным лидером со дня основания в Пакистане в марте 1979 года является Пир Сейид Ахмад Гилани.

Прошла регистрацию и партия Сибгатуллы Моджадади «Национальный фронт спасения Афганистана» (НФСА; «Танзим-е джабха-йе мелли-йе наджат-е Афганистан»), которая была создана в 1979 году в Пешаваре.

Из числа наиболее крупных исламских партий суннитского толка, которые сформировались в Пешаваре, и сегодня продолжающих активную деятельность, можно назвать также «Исламский союз за освобождение Афганистана» (ИСОА) во главе с Абдур Расулом Сайяфом. Эта партия также возникла после объединения исламских партий в Пакистане.

Кроме исламских партий суннитского толка в Афганистане активно действуют и исламские партии шиитов. В 1989 году восемь наиболее крупных шиитских партий, представлявших хазарейцев, объединились и создали «Партию исламского единства Афганистана» (ПИЕА), больше известную как партия «Вахдат», или «Хезбе Вахдат» («Единство») во главе с Али Мазари. Вскоре после своего формирования ПИЕА разделилась на два крыла. Одно возглавил Шейх Абдул Али Мазари, другое — Мухаммед Акбари. После Боннской конференции 2001 года ПИЕА раскололась по меньшей мере на пять отдельных организаций.

Все шиитские партии хазарейцев выражают интересы хазарейцев-шиитов. Их сторонники — это население Бами-ана, Урузгана, Балха, Газни и других районов проживания хазарейцев-шиитов.

Произошёл раскол и в некогда монолитной нехазарейской шиитской партии «Исламское движение Афганистана» (ИДА; «Харакате ислами-йе Афганистан»), основателем и руководителем которой был Асеф Мохсени (Кандагари).

К моменту официальной регистрации (весна 2005 года) серьёзную эволюцию претерпело «Национальное исламское движение Афганистана» (НИДА), которое было создано летом 1992 года генералом Достумом. На президентских выборах 2004 года Достум принял участие в качестве кандидата от НИДА и получил 10 % голосов избирателей.

Абдул Малик, бывший инициатором раскола партии в 1997 году, создал и возглавляет партию под названием «Хезбе озоди-йе Афганистан» («Партия свободы Афганистана»).

После свержения «Талибана» и формирования новой власти активизировали свою деятельность по созданию новых партий представители бывших левых партий и течений, в том числе и Народно-демократической партии Афганистана (НДПА). В 2003 году объявила о своём существовании политическая партия «Объединённая национальная партия Афганистана» (ОНПА; «Хезбе моттахид-е мелли-йе Афганистан»), Партия считается продолжателем дела НДПА (фракции «Ватан»).

Кроме сторонников бывшей НДПА, ведут работу по формированию политических партий и представители других бывших политических организаций левой ориентации.

Активизируют политическую деятельность и роялисты, приверженцы конституционной монархии, большинство которых объединены в «Движение национального единства Афганистана» («Тахрик-евахдатимелли-йе Афганистан»).

Таким образом, партийную систему Афганистана можно охарактеризовать как систему «крайнего плюрализма» со сложными коалиционными блоками и сильным разбросом политических интересов. В настоящий момент партии различаются по идеологическому признаку, выраженному в отношении к реформам и иностранному присутствию. Все партии ориентированы, прежде всего, на религиозные ценности. Подавляющее большинство партий создавалось в основном в целях объединения населения для противостояния внешним силам во время конфликтов. Почти все партии были образованы прежде всего для преследования военных целей (хотя это противоречит современной конституции) и различаются в основном по степени радикальности взглядов. В целом партийная система Афганистана находится на переходном этапе формирования.

Политическая роль военных/силовых структур

Военные в Афганистане всегда играли огромную роль, о чем свидетельствуют многочисленные военные перевороты в истории государства.

В конце 70-х годах XX века, когда вспыхнула гражданская война, продолжавшаяся более 20 лет, лидеры каумов (родовых кланов) создавали вооружённые отряды. Полевыми командирами становились либо сами традиционные лидеры пуштунов, узбеков, хазарейцев и других этносов, либо командиры, действовавшие под их руководством. Ныне лидеры каумов выступают в роли не только полевых командиров, но и руководителей политических партий (которые создавались как боевые организации для достижения военных целей), а также владельцев средств массовой информации, оказывая большое влияние на развитие политических процессов в стране.

НПО, корпоративные компоненты политической системы, группы интересов и группы влияния

Деятельность НПО охватывает всю территорию Афганистана в таких сферах, как просвещение, здравоохранение, гуманитарные аспекты, обеспечение питьевой водой, решение проблем возвращающихся беженцев и др. До принятия закона об НПО в 2005 года в Афганистане было зарегистрировано 2 335 НПО, в том числе 333 международных. После перерегистрации их осталось только 464. Из них 88 крупнейших НПО объединены в Координационную организацию агентств помощи Афганистану (Agency Coordinating Body for Afghan Relief, Acbar). НПО получают 9 % помощи напрямую, однако значительная доля помощи попадает к ним после распределения в агентствах ООН.

Среди внешних НПО, деятельность которых направлена на оказание гуманитарной и экономической помощи, можно выделить следующие организации: Islamic Relief Fund, Afghanistan Relief International (Canada), Canadian Food For The Hungry International (Canada), Help Afghanistan, Medair: International Humanitarian Aid, Afghan Network Foundation (Canada), Afghan Aid (UK), Help The Afghan Children — HTAC (USA), Children Of War, Terre desHommes (Switzerland), Afghan Women’s Association, ChildLight Foundation for Afghan Children, Af-ghanAid, Afghanistan Swedish Committee for Afghanistan.

В основном деятельность этих организаций направлена на сбор средств в пользу бедствующих слоев населения, защиту гражданских прав и тому подобного, при этом на политику страны они влияние не оказывают.

Внутренние НПО достаточно слабо развиты, их деятельность направлена в основном на защиту определённых меньшинств. Наиболее влиятельные и известные общественные организации Афганистана это: Союз журналистов Афганистана, Союз женщин Афганистана, Союз писателей Афганистана, Движение «Справедливость».

В целом деятельность афганских НПО и международных организаций на территории Афганистана остаётся малоэффективной, что связано с децентрализацией и раздробленностью страны, но прежде всего — с высокой степенью опасности для сотрудников этих организаций.

Положение и роль СМИ

Среди издаваемых в Афганистане газет некоторые контролируются государством: «Друг» («Анис») (около 25 000 экземпляров, на пушту и дари), «Родина» («Хевад») (около 25 тысяч экземпляров, на пушту и дари), Kabul Times (на английском языке). Издаются также частные газеты.

В Афганистане есть несколько государственных и частных телеканалов, которые ведут передачи на языках пушту и дари. Наиболее популярным частным каналом является канал «Толо».

Радио Афганистана вещает на пушту, дари, узбекском, туркменском и др. языках.

По экспертным оценкам, афганские СМИ считаются «частично свободными». Однако если в Кабуле степень свободы СМИ приближается к международным нормам, то в других регионах местные полевые командиры могут накладывать полный запрет на деятельность тех или иных средств массовой информации.

Случаи нападения на журналистов в Афганистане фиксируются достаточно часто, что существенно усложняет сбор какой-либо информации. Кроме того, правила и процедура получения лицензий на открытия СМИ остаются крайне запутанными.

После 2001 года борьба полевых командиров распространилась и на сферу СМИ: они открывают свои собственные телевизионные каналы и радиостанции. Так, в 2006 году появилось шесть новых телевизионных каналов, которые принадлежат полевым командирам, контролирующим обширные территории за пределами Кабула.

Положение Афганистана в рейтинге по индексу свободы прессы в 2002–2009 годах

 

<

Год

Число стран

Место страны

Показатель

2002

139

104

35,50

2003

166

134

40,17

2004

167

97

28,25

Читать полный текст ЗДЕСЬ